Статья
537 6 Декабря 2016 16:37

Агентов станет меньше

Четыре часа обсуждали члены президиума Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека с заместителем главы администрации президента Сергеем Кириенко Сергеем Кириенко накопившиеся проблемы. Как отметил глава совета Михаил Федотов, поднимались темы, которые будут затронуты на предстоящей встрече с президентом, которая запланирована 8 декабря. Не исключено, что Закон об иностранных агентах в итоге будет решено изменить. Это, по мнению экспертов, поможет разрядить обстановку в обществе. 

Отмечается, что по итогам встречи с Кириенко у экспертов создалось впечатление возможной законодательной оттепели. Стоит ли ее ждать, какие законы могут быть скорректированы, что это даст политической системе и всему обществу – выясняли «Актуальные комментарии» 

Секвестировать реестр иностранных агентов 

Как рассказал член СПЧ Илья Шаблинский, встреча завершилась поздно ночью. По его словам, члены Совета подняли ряд вопросов, в частности, проблему НКО-иностранных агентов, пишет ТАСС. 

В свою очередь глава Совета Михаил Федотов рассказал, что на встрече рассматривались конкретные примеры, связанные с некорректным, по мнению правозащитников, включением НКО в реестр иностранных агентов.

 «По итогам обсуждения мы пришли к выводу, что надо изучить практику применения данного закона и тогда станет понятно, что именно надо менять», — сказал глава СПЧ. Однако, по его словам, о сроках анализа правоприменительной практики не говорилось.

Главным позитивным итогом этой встречи называют утверждение Кириенко о том, что закон об НКО может быть скорректирован. В частности, Кириенко заявил, что закон «нельзя отменить, но можно усовершенствовать». 

 Комментируя итоги встречи, Федотов подчеркнул, что принято решение изучить практику применения данного закона и тогда станет понятно, что именно надо менять.

Как пишут «Ведомости», источник в Кремле считает, что корректировка практики правоприменения закона возможна. В частности, не исключено, что незаконно включенные в реестр организации можно будет вывести из списка.

Эксперты полагают, что это не самый лучший выход. Куда логичнее внести поправки в закон или отменить его, нежели определять исключения и выводить из списка конкретные организации.

Так, бывший депутат Думы Дмитрий Гудков считает, что можно не только либерализовать закон об НКО, но, при наличии политической воли, и отменить его.

«Могу даже подготовить соответствующий текст законопроекта. Всё можно –и либерализовать можно, и отменить можно, и изменить всё можно, вопрос в политической воле», - сказал АК Гудков.

Главная задача – разграничить политическую и общественную деятельность. Сейчас в законе весьма расплывчатые формулировки, которые позволяют подвести под понятие политической деятельности любую активность - гражданскую или даже профессиональную, отмечают эксперты. В результате любой митинг, в том числе из-за вопросов экологии или нерешенных социальных вопросов, приравнивается к политической деятельности, чем власть беззастенчиво пользуется, а в результате растет социальная напряженность. 

В «Левада-Центре» (НКО «Левада-центр» имеет статус иностранного агента), который отстаивает в суде «невключение в позорный список», также отмечают, что надо разграничить профессиональную и политическую деятельность. Как минимум, вывести из этой категории проведение социологических опросов.

«В законе есть достаточно завуалированные формулировки, что политическая деятельность может осуществляться в форме распространения опросов общественного мнения, но это воспринимается судами как руководство к действию. И самому обвиняемому нужно доказать свою правоту. Это порождает определённого рода перегибы», – отметил «Актуальным комментариям» заместитель директора социологической службы Алексей Гражданкин.

Схожую позицию высказал директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов. По его словам, нужно перестраивать нашу законодательную систему, чтобы законы не были упрощённой версией «запретить всё». «Можно определить, что иностранный агент не должен заниматься политической деятельностью. А если организация, допустим, борется со СПИДом, либо занимается просветительной работой, то у неё должна быть другая категория», – пояснил он свою мысль.

Эксперт считает, что можно обозначить несколько категорий общественных организаций. Организация, получающая материальную помощь из-за рубежа, организация, получающая частично материальную помощь из-за рубежа, при этом авторизованно работая с государственными грантодателями, и непосредственно иностранные агенты. 

Смирнов подчеркнул, что говорить об «амнистии» НКО невозможно без изменений в законодательство. «Сначала изменяется законодательство, а потом уже пересматривается отношение к уважаемой организации вроде «Левады-Центра», – отметил он. 

Зачем понадобилось «закручивать гайки»?
 
Напомним, включение «Левада-центра» в реестр иноагентов вызвало недоумение у правозащитников. «Эта борьба с неугодными организациями – это что-то вроде борьбы с тунеядством в 60-х или политическими оппонентами в 70-х. Думаю, это будет позорный эпизод в истории, но он может длиться еще долго», – сказал Шаблинский в ноябре.

Как отмечает организация Amnesty International в России, за четыре года в реестр включили 148 организаций, из которых большинство были вынуждены прекратить свою деятельность. Доказать в суде отказ от иностранного финансирования смогли только девятнадцать организаций.

Закон об иностранных агентах действует в России с 2012 года, по нему НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие зарубежное финансирование, должны регистрироваться в специальном реестре.

 В результате оппозиция обвиняет власти в «закручивании гаек».

Как говорит Гражданкин, в обществе создается впечатление, что наступает период репрессий. «Как перед большой войной в 1937-м году началась серьёзная чистка точек зрения, взглядов, унификация. Сейчас создаётся впечатление, что на фоне нарастания напряжения с внешним миром, с Западом начинается такая зачистка рядов. Людей, которые работают в общественной сфере, пытаются построить в одну колонну огромными шеренгами», – отметил он.

В то же время НКО стали удобным инструментом: некоторые чиновники регистрируют социальные НКО, не ведущие реальной деятельности, для махинаций с получением грантов от государства. Создаются и НК, которые на государственные деньги продвигают сомнительные идеи. В качестве примера Гудков привел общественную организацию «Офицеры России», которые стали широко известны общественности после атаки на выставку «Без смущения».

По мнению экспертов, перекос в отношении власти к НКО, привилегированное положение одних и ущемление других не только отбросило на годы назад развитие гражданского общества, но и усилило нигилизм и недоверие к власти.

Гудков подчеркивает, что последние годы власть занималась тем, что боролась с гражданским обществом, а потому била по источникам финансирования. «Сегодня внутри нашей страны небезопасно финансировать даже НКО, которые занимаются борьбой с чиновниками, вытупают за изменения в законодательство, то есть они вынуждены искать гранты за рубежом, потому что здесь все запуганы», – отмечает он. 

По словам Гражданкина, либерализация закона НКО поможет разрядить обстановку в обществе, продемонстрирует возможность интеллектуальной свободы.

Эксперты сходятся во мнении, что кардинально изменить ситуацию не получится, но оттепель вполне возможна.

Не только НКО

В случае «оттепели» либерализация должна затронуть не только нашумевший закон об НКО, уверены они.

По словам Гудкова, если Кириенко действительно получил карт-бланш на «оттепель» на законодательном уровне, можно отменить целый ряд законов (около 123) , которые ограничивают свободу слова в Интернете.

Сегодня президент сформулировал новую концепцию информационной безопасности, где, несмотря на все прочие тезисы, вдруг появилась поддержка IT-индустрии. 

Оппозиционер подчеркнул, что до сегодняшнего дня власти только намеренно «душили» эту сферу. И напомнил о нашумевшем «законе Яровой».

«Если власть хочет, чтобы общество развивалось, в чём я, честно говоря, сомневаюсь, потому что развитие общества будет всегда против консервации, то большинство законов, принятых прошлой Думой, придется менять. Поэтому боюсь, что это просто останется декларацией, и при всём либерализме Кириенко я не уверен, что он может получить на это карт-бланш, но частично, наверное, ему что-то удастся реформировать», – предположил Гудков.

Смирнов считает, что на волне законодательных перемен стоит пересмотреть закон о партиях. «Создавался он как максимально либеральный и все восприняли с большим оптимизмом, что партии могли без сбора подписей участвовать во всех выборах. Но на сегодняшний день он опять скатился к той же системе, которая была до этого: партию создать легко, но для того, чтобы она приняла участие в выборах, необходимо прилагать большие усилия, в том числе и финансовые», – отмечает Смирнов.

Он считает, что и здесь нужна градация. Например, партии регионального уровня, которые принимают участие без сбора подписей в региональных выборах, и партии федерального уровня, которые принимают участие без сбора подписей, если имеют представительства в региональных парламентах. «Это, в принципе, уже наметилось, но наметилось по факту, а не законодательно, иначе у нас существуют 70 партий, но при этом льготами пользуются только четыре парламентских. Остальные – это массовка, которая непонятно для чего нужна», – отмечает Смирнов.

Переформатирование законов, регламентирующих политическую и общественную деятельность, назрело, открытым остается лишь вопрос, готова ли власть начать к таким преобразованиям.
  Автор:
____________

Читайте также:
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".