Комментарий
3 Января 2016 11:00

Бизнес уйдет в тень

Андрей Мовчан экономистАндрей Мовчан

Андрей Мовчан
экономистАндрей Мовчан
Экономический прогноз по нынешним временам, пожалуй, популярен как никогда. От показателей ВВП, цены нефти и курса рубля зависит реализация планов каждого. Так чего ждать от 2016 года? Где можно найти тихую гавань, а где «напороться» на бурю? На эти и другие вопросы «Актуальным комментариям» ответил директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.

«Многие эксперты прогнозируют сложный год. Мне кажется, что простых лет не бывает – это жизнь. И конечно, в каждой стране свои особенности.

Начнем с США. К концу года в Америке была повышена ставка, и, видимо, это еще не предел. Экономика на это повышение не отреагировала. Это значит, что у них достаточно устойчивый рост. При этом в США начинается выборный год. Демократы отличаются от республиканцев в основном отношением к бюджету, потому, чтобы получить голоса республиканцев, демократы будут максимально аккуратны с бюджетом, будут показывать, что они сокращают дефицит, соответственно, ставки по американским долгам вряд ли пойдут вверх, несмотря ни на что. Для Америки этот год будет хорошим.

С другой стороны, цены на нефть очень низкие, и в этой ситуации сланцевые компании будут где-то сокращать добычу, какие-то из них будут банкротиться, потому что у них большие долги. Соответственно, во второй половине года в Америке, скорее всего, приупадет добыча нефти (она еще не падала даже несмотря на то, что они открыли для экспорта свою нефть).

Цена нефти в первом полугодии будет на отметке 40 долларов за баррель, а ближе ко второму полугодию начнет расти. Я не удивлюсь, если мы к концу года будем видеть даже 50. Потребление дешевой нефти в мире объективно возрастает, Америка, наверное, сократит добычу хотя бы до миллиона баррелей в день. При этом дороже 50 долларов за баррель цена не поднимется даже в 2017 году, если, конечно, не будет большой войны.

Еще одна большая экономика – Китай. Здесь ничего особенного происходить не будет. Темпы роста составят примерно 6 процентов, что свидетельствует о небольшом замедлении.

Полагаю, Китай будет девальвировать юань. Скорее всего, китайская валюта на следующий год потеряет процентов 20, потому что им нужно как-то стимулировать свою экономику. При этом, увы, отношения между Китаем и Америкой будут улучшаться, увеличится товарооборот с Европой. В общем, ничего интересного с Китаем в следующем году не произойдет.

Как, в общем, и в Европе. Здесь невероятно стабильная экономика, медленно растущая, с высокой базой. Она растет с такой же скоростью, что и китайская, просто у них база очень высокая, поэтому проценты кажутся ниже. А ВВП растет на те же 500 долларов на человека в год, и Европу это устраивает. Не исключено, что мы увидим удешевление евро, но совсем небольшое.

Поэтому тем, кто сегодня пытается играть на доллар против евро, я бы сказал, что это будет нелегкий год, и диапазон движения будет небольшой и более или менее случайный.

Что касается других стран, очень интересными будут Венесуэла и Аргентина. В обеих странах к власти пришло правое правительство. Первое, что они сейчас делают – отменяют регулируемый курс доллара. Это поклонники Чикагской школы, люди-монетаристы, которые верят в рынок, в либерализацию, в приватизацию. Вполне возможно, что у этих стран появится шанс сделать рывок.

Внимательно надо следить за Мексикой, потому что падение цен на нефть не остановило роста экономики. Соответственно, мы можем ждать от Мексики хороших сюрпризов.

По поводу российской экономики прогноз не такой оптимистичный. Мы отстаем от Венесуэлы. Каракас уже пытается как-то выйти из социалистического тупика, а Россия в него пока только входит. Экономически 2016 год для нас будет похож на 2015. Полагаю, что экономика потеряет два- три процента ВВП.

Инфляция будет двузначная: около 12-13%, если все будет спокойно и тихо, либо чуть выше, если будут какие-то проблемы в банковском секторе (начнут печатать деньги, чего очень не хотелось бы).

Объем строительства сократиться кардинально, промышленного производства – тоже. Это будут либо большие однозначные уровни, либо небольшие двузначные сокращения. Объем инвестиций, скорее всего, сократится еще процентов на 20-25.

Ситуация такая: налоги начинают расти очень активно, а налогооблагаемая база практически нулевая, потому что прибыли нет, доходы падают. Соответственно, это все будет очень жестко давить бизнес, который сильно уйдет в тень. Мы опять будем, как в девяностых годах и начале двухтысячных, слышать о том, что экономика у нас на самом деле хорошая, но посчитать ее нельзя, потому что все в тени.

Я боюсь, что на эту ситуацию наложатся какие-то большие военные операции. Развитые страны НАТО очень прагматичны, они как раз выступают за то, чтобы Россия за счет своих людей, за счет своих вооружений делала то, что они не хотят делать сами. Они будут приветствовать и расширение операции в Сирии, и Афганистан, и все, что угодно. А сейчас руководство России настолько вдохновлено тем, что наконец-то что-то из того, что мы делаем на международном уровне, стало нравиться, что мы можем в это броситься. А это большие экономические потери, я уже не говорю о людях.

Плюс большой соблазн сейчас перед выборами начать печатать деньги, 
Судя по тому, что я вижу, две наших самых главных подконтрольных партии – ЛДПР и КПРФ – активно просматривают вариант независимой игры к выборам.

Власть ослабла, больше 70% россиян объективно не доверяют правительству. Это шанс для КПРФ и ЛДПР независимо выступить. И та, и другая партии будут требовать эмиссии, замены экономического блока руководства Центрального банка для того, чтобы воспроизвести венесуэльский сценарий. За всем этим стоит интерес тех, кто работает на этой эмиссии как посредник или как получатель. Но народ на сегодня готов поддержать левые взгляды.

Как это ни парадоксально звучит, нынешнее правительство оказывается слишком правым для населения, слишком капиталистическим, слишком рыночным. Поэтому, возможно, перед выборами оно будет двигаться влево – для того, чтобы удержать после выборов контроль над Думой, чтобы не было ситуации, как в начале девяностых, когда наши псевдолибералы, псевдорыночники будут управлять страной, но Дума будет в руках левых капиталистических сил. Вот это – вторая опасность популизма.

Третья опасность – финансовая система. У нас очень плохо в банковской сфере, У банков практически нет капиталов. Объем невозвращаемых кредитов никому не известен, он растет каждый день. Объем схем, сделанных для того, чтобы незаконным способом накрутить капитал, никому не понятен до конца. Поэтому один из рисков – повторение 1998 года, когда крупные банки начнут лопаться один за другим, и у ЦБ просто не будет ни денег, ни возможности, чтобы успеть их спасти.

А хорошая новость состоит в том, что у нас все еще много резервов – 360 миллиардов долларов. Экономика, хоть и сжалась, но работает. Более того, у нас в стране идет процесс консолидации, крупные сети скупают логистику, транспортные компании консолидируются. Экономика уменьшается, но не замирает. И у нас есть шанс сохранить стабильность – просто на более низком уровне».
____________

Читайте также:


Автор:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".