Статья
22 Ноября 2014 10:24

Глава III. Сербская прелюдия

Сербская прелюдия: балканская колонизация земель Северного Причерноморья накануне создания Новороссии 
(первая половина – середина ХVIII в.)

В процессе формирования Новороссии, завоевания у Турции и освоения этих земель особая роль принадлежит сербам которые стали главной движущей силой масштабного переселенческого движения населения Подунавья и Балканского полуострова в Северное Причерноморье. Национальный и религиозный гнет, который испытывали православные подданные Османской и Австрийской империй, а также Венецианской республики вынуждал их с надеждой смотреть на набиравшую силы Россию.

Несмотря на то, что переход в русское подданство для сербов и других выходцев с балкано-дунайских земель был связан в первую очередь с военной службой, тем не менее, уже с самого начала наметилась тенденция к переселению целых семей, которая в конце концов позволила оформить территории компактного проживания выходцев с Балкан. Условиями для сербской колонизации стало непрерывное движение России на Юг, к Черному Морю, начатое Петром Великим и завершенное Екатериной Великой. 


1.Сербский гусарский полк.

Первым подразделением русской армии, набранным из балканских волонтеров, была созданная указом Петра в 1707 г. т.н. «Волошская хоругвь», где под началом серба Апостола Килича состояло 8 офицеров и 300 рядовых гусаров сербского и волошского происхождения. Образцом для нее послужил иррегулярный Валашский полк армии Карла  XII состоявший из поляков, валахов, молдаван, татар и т.д. В кампании 1707 года в нем было 12 хоругвей общей численностью до 2 000 сабель.

Легкая кавалерия свою доказала эффективность прежде всего в условиях т.н. «малой войны» которую изнуряя противника Петр вел против вторгнувшейся в пределы России Шведской армии. Особенно возросла потребность в таких формированиях после перехода на сторону Карла XII части казаков гетмана Мазепы и особенно Запорожского кошевого Костя Гордиенко.

Основной политический замысел в турецкой кампании, которая началась в 1710 году после того, как Порта укрыла у себя Карла и Мезепу, состоял в том, что при появлении на Дунае армии русского царя начнется масштабное восстание христиан, которое охватит все Балканы и приведет к развалу Османской империи.  По этой причине в т.н. «Прутском походе» русских войск активное участие приняли иррегулярные сербские, молдавские, валашские и даже венгерские отряды. В 1711 г. у Петра уже было 6 полков и 3 хоругви балкано-дунайских гусар. Помимо высокого престижа России и лично царя Петра одной из причин массового перехода сербских граничаров на русскую службу стал кровавый конфликт между переселившимися из турецких владений сербами и восставшими против Габсбургов венграми.

Однако надежды на масштабное восстание и развал Турции не оправдались - за оружие взялась только далекая Черногория. Война была проиграна даже несмотря на то, что в сражении русская армия не была разгромлена. Петру пришлось заключить мир на крайне невыгодных для себя условиях: Россия отказывалась от всех приобретений, достигнутые по итогам предыдущей успешной войны с Турцией и закрепленных в Константинопольском договоре, и, кроме того, лишалась сюзеренитета над Запорожьем. Стоившие таких трудов новые днепровские и донские крепости и азовский флот были ликвидированы. Что касается гусарских подразделений, то частично они были расформированы, а те из солдат и офицеров, кто не желал или не мог возвращаться в Австрию или Турцию были оставлены на русской службе.

В продолжающейся войне со Швецией принимали участие три гусарские команды общей численностью в полторы тысячи человек, которые были расформированы по ее завершению. В 1715 году Петром был издан специальный указ, который регламентировал принятие на воинскую службу и расселение в Киевской и Азовской губерниях выходцев с Балкан. Этим указом в слободские полки зачислялись два сербских капитана и 148 рядовых, а их лидер Милорадович был назначен полковником Гадячского полка. Им должна была выделяться земля для поселения, с перспективой привлечения в Россию своих соплеменников. Другая группа из 157 сербов во главе с капитанами Василием Верещаниным и Василием Бульбаши были указом Петра поселены в Азовской губернии.

Вновь вопрос о формировании отдельного подразделения сербских гусар встал после Каспийского похода Петра, и указ президента военной коллегии А.Меньшикова о его формировании был издан 7 января 1723 года. Согласно этому документу крестьяне-однодворцы из центральных губерний России должны были переселяться в Бахмутскую провинцию, где при участии опытных сербских офицеров из них должны были формироваться гусарские полки. И хотя до конца эта идея так и не была реализована, в рамках исполнения указа часть однодворцев на юг все же переселилась.

В 1718 году завершилась очередная война Турции с Венецией и Австрией. И если для венецианцев она была крайне неудачной, то их союзники Габсбурги согласно Пожаровацкому договору получали северную Сербию с Белградом, Банат и Олтению. Вскоре после этого эти земли, населенные преимущественно православными подверглись давлению Ватикана, который начал активно продвигать здесь идею очередной унии.

С другой стороны, после заключения мира с Турцией Австрии уже не требовалось такое количество мобилизованных местных жителей. Усиление религиозного гнета и сужение карьерных перспектив на воинской службе вновь обратили взгляды сербов к России. Активную деятельность по подготовке переселения сербов с австрийской Военной границы в Россию начинает майор И.Албанез, прибывший туда по указанию Петра в 1723 г. В 1711 г. в чине капитана русской службы он привез черногорцу М.Милорадовичу грамоты с призывом русского царя к восстанию, и сам присоединился к нему. Затем, после поражения восстания, вместе с Милорадовичем в 1715 Албанеза уходит в Россию, где получил при нем должность обозного гадячского полка. Он принял участие в боевых действиях Северной войны, по окончанию которой вернулся в Австрию с тайным указанием Петра заняться вербовкой граничар на русскую службу.

25 октября 1723 года Коллегия иностранных дела получает от Албанеза детально проработанный план формирования гусарских полков. Центром вербовки должен был стать Киев, куда сербы должны были прибывать со своими семьями и по мере комплектации подразделений им должны были выделяться земли под поселение.

Для реализации этого плана по всей Восточной Европе должны были быть направлены вербовщики. Этот план был принят, и через неделю Петр издал универсал, в котором говорилось, что всем переселенцам гарантируются те же условия службы, что и у Габсбургов. Албанез получил средства для осуществления предприятия и паспорта, по которым завербованные должны были пересекать границу. Помимо собственно сербов на призыв откликнулись венгры, волохи, болгары, македонцы, арнауты и греки, этнические различия между которыми зачастую были довольно условны.

Первые переселенцы, во главе с самим Албанезом прибывают в Киев 11 июня 1724 года, и с этого момента едва ли не ежедневно там появлялись все новые небольшие группы в  несколько десятков сербов. Такое «просачивание» в Россию объяснялось опасением недовольства со стороны австрийского правительства, которое неминуемо вызвал бы массовый организованный исход. Места для поселений сербов были определены на территории Слободских полков.

К октябрю в Киев уже прибыли 10 обер-офицеров, 6 унтер-офицеров и 119 рядовых кавалеристов, (которые в документах того времени фигурируют как «жолнеры»), вместе с домочадцами общее количество сербов приближалась к пятистам. В декабре количество одних только рядовых выросло до 177 человек. На время формирования полка он числился в составе киевского гарнизона как «сербская военная команда», по штату в него входило четыре роты по 100 гусар, 10 из которых - офицеры (капитан, поручик, прапорщик, вахмистр, квартирмейстер и 5 капралов).

К концу 1725 года первые две роты были укомплектованы полностью, третья на 70%, а четвертая только начинала формироваться. Среди первых офицеров полка были капитаны Живан Стоянов, Георгий Марков, поручик Стефан Виткович, прапорщики Боже Райнов и Неделко Стоянов. Формирование полка официально завершилось 24 января 1726 года, когда указом Сената он был передан из ведения коллегии Иностранных дел в Военную коллегию, а указом Петра ІІ от 18 мая 1727 г. “сербская военная команда” переименована в “Сербский гусарский полк”.

В дальнейшее наращивание балканского контингента на службе Российской империи, продолжение переселения и развертывание на его основе новых подразделений вмешалась большая политика. С осени 1725 года Россия и Австрия начинают активные консультации и подготовку большого союзного договора, который был подписан в Вене 26 июля и, позволив России выйти из сложившейся при Петре внешнеполитической изоляции, определил стратегические взаимоотношения держав более чем на столетие вперед.

Одним из пунктов этого договора оговаривался отказ сторон от поддержки и предоставления убежища подданным друг друга, которые обвиняются в бунте против правительства. Формально граничары не попадали под такое определение, но сам дух этой договоренности заставил Россию временно свернуть программу переселения с Балкан. В итоге полк был доукомплектован жителями Слобожанщины, среди которых было немало сербов и волохов, поселенных здесь еще после Прутского похода. Несколько лет было потрачено на то, чтобы найти место для постоянного базирования полка и расселения семей гусаров, в конце концов, после неудачных попыток поселить их на землях Полтавского и Изюмского полков президент Военной коллегии М.М.Голицын в качестве места пребывания команды определил район городка Тор в Бахмутской провинции.

Так и не успевший осесть полк в 1730-м году был включен в состав дислоцированного на Каспии Персидского (Низового) корпуса. Проведя зиму в Царицыне, гусары прибыли на новое место несения службы. Ее условия были очень тяжелыми. Непривычный климат, болезни, проблемы со снабжением, задержки жалования были бичом всего корпуса. За полтора года полк потерял около трети личного состава, включая и своего создателя и первого командира полковника И.Албанеса место которого занял майор И.Стоянов.

В начале 30-х годов назревала новая война с Турцией, уже в 1731-м году ожидалось масштабное нападение крымских и ногайских татар на Украинскую линию. В этих обстоятельствах прошение Стоянова о переводе полка из Персидского корпуса было удовлетворено, и он влился в действующую армию, задачей которой была оборона южной границы. Вскоре после ухода сербов Россия, желая заручиться поддержкой Персии в назревающей новой войне с Турцией, вернула ей завоеванные Петром каспийские провинции.

Приказом Военной коллегии вновь закреплялось поселение сербов в районе Тора, но в реальности семьи гусаров располагались в казацких поселениях Гетманщины и Слобожанщины рядом с которыми полк дислоцировался. К 1733 году численность полка сократилась всего до 14 офицеров 183 «жолнеров» и для его доукомплектования было предписано завербовать еще две сотни казаков.

Однако правительство хотело сохранить специфику подразделения и весной того же года Анна Иоанновна издала два указа о возобновлении активной вербовки подданных «Его Величества цесаря римского», в которых специально оговаривалось, что не только сербы, но и «разных народов люди принимаются, весьма к службе гусарской храбры и искусны».

Первой масштабной военной кампанией полка стала война за польское наследство 1733 – 1734 гг. где несколько «украинских гусар» даже отличились при осаде Данцига армией фельдмаршала фон Миниха. Новая волна сербских волонтеров на русской службе связана с началом русско-турецкой войны 1735 – 1739 годов. На этот раз русское правительство официально обратилось к Австрии с просьбой разрешить вербовку 500 человек для пополнения гусарского полка.

После получения от императора Карла VІ соответствующего разрешения на Балканы направляются эмиссары, которые сообщают, что многие новобранцы хотят переезжать в Россию вместе со своими семьями. В новой турецкой войне полк отличился при взятии Очакова в 1737-м году и под Хотином в 1739-м. К началу 1738 году начитывал 616 сабель. Кроме того на русской службе находились еще 95 выходцев с Балкан в команде полковника Куминга и 85 человек в Волошской команде. Новая партия волонтеров прибыла в полк после окончания войны, во время которой сербы вновь были согнаны со своих мест у себя на родине. В результате численность полка возросла до 961 гусара и превысила штатную. В 1742 году из части новоприбывших было решено создать еще один полк – Венгерский.

1 сентября 1740 г. Сенатом был издан специальный указ разрешающий «волохам, сербам, грекам и другим иностранным людям, которые со своими фамилиями пожелают остаться на российской службе вечно и в том учинят присягу», приобретать земли и другую собственность. Он сыграл большую роль в дальнейшем развитии балканской колонизации. К 1744 году в России существовало уже четыре гусарских полка, помимо Сербского, который насчитывал 91 офицера и 716 рядовых, также укомплектованный переселенцами Венгерский (41 офицер и 431 рядовой) и Молдавский (90 офицеров и 696 рядовых). Четвертым, самым малочисленным, гусарским полком был Грузинский.

Как и остальные перечисленные подразделения, Сербский гусарский полк, получивший название «старого» в конечном итоге так и остался в статусе полевого, без конкретной привязки к территории, и дальнейшая сербская колонизация Причерноморья связана уже с появлением здесь новых «поселенных» полков.

2.Новая Сербия и Славяносербия.

После завершения в 1739 г. успешной для русско-австрийской коалиции войны с Турцией земли до Дуная и Савы отошли во владения Габсбургов. Потребность в Потисско-Помурешской военной границе отпала, и тут же заострились традиционно напряженные отношения между сербами и венграми, которые считали эти земли своими. Они требовали от правительства разоружения сербов либо их выселения на приобретенные в ходе войны земли Баната.

С 1743 года начинается расформирование сербских подразделений, которое окончательно завершается в 1750-1751 гг. Их место здесь занимает регулярная армия, командный состав которой состоит из австрийцев и венгров. Оказавшись не у дел, многие из сербов пожелали переселиться в Россию. Их привлечение на русскую службу стало заслугой братьев Бестужевых-Рюминых, один из которых, Михайло Петрович, был послом в Вене, а второй, Алексей Петрович - канцлером. По их настоянию императрица Елизавета Петровна издала соответствующие указы о наборе на воинскую службу.

На Балканы в марте 1750 года выезжают в качестве эмиссаров офицеры Сербского полка Гаврило Воич, Димитре Перич и Петр Текели, однако австрийское правительство, не желая допустить массового исхода граничаров, не допускает их в Банат. Спустя год граф М.П.Бестужев-Рюмин сообщает о проекте полковника И.Хорвата, который обязался привести в русское подданство гусарский полк в тысячу сабель и двухтысячный пандурский пехотный полк. За это он хотел получить пожизненный титул генерал-майора, офицерство для своих сыновей и земли для поселения солдат. Эти условия были приняты Елизаветой Петровной и закреплены указом от 13 июля 1751 года. Первая «команда» из 276 человек с разрешения императрицы Марии-Терезии отбыли в Россию. Интересен ее состав, который позволяет узнать структуру таких групп переселенцев. Комбатантов в ней было всего 77 человек (26 офицеров и 51 рядовом), 82 члена их семей и 59 слуг, при 196 лошадях.

Вскоре австрийское правительство испугалось вызванного массовым исходом граничаров уменьшения обороноспособности и начало чинить им всяческие препятствия, вплоть до лишения сербов свободы. Сборным пунктом для переселенцев вновь был определен Киев и уже к весне 1752 г. разными путями туда добрались около тысячи сербов. Правительство издает целый ряд документов, в которых указывается, кого именно можно принимать в русское подданство, где и сколько земли им выдать, какими экономическими правами обладают переселенцы и т.д.

Под расселение сербов предполагалось выделить «заднепровские места», территорию на Правобережье между владениями Польши и Турции, которая отошла России по Белградскому мирному договору. Указом Императрицы от 11 января 1752 года эта территория была названа Новой Сербией, а крепости, которая должна была прикрывать эту территорию, было присвоено имя св. Елизаветы. После торжественной церемонии летом 1754 года крепость была заложена на р. Ингул. Административным центром сербских поселений Правобережья стал город Новомиргород, где располагался гарнизон из 300 сербов, болгар, македонцев и валахов и ставка генерала Хорвата. Основатель Новой Сербии хотел также добиться создания на этих землях отдельной епархии, но у властей эта инициатива поддержки не нашла, и в церковном отношении сербские приходы входили сначала в состав Киевской, а затем – Переяславской и Бориспольской епархии.

Появление на южной границе новых переселенцев и строительство крепости св. Елизаветы вызвало серьезные опасения Турции. В боевую готовность были приведены гарнизоны Хотина, Бендер и Очакова. Порта потребовала объяснений от русского резидента в Константинополе А.Обрескова, обвинив его в нарушении Россией положений Белградского договора 1739 г. В поддержку турецкой позиции дипломатическое давление на Россию оказали Австрия и Британия. В конечном итоге в декабре А.Обрескову пришлось объявить туркам о прекращении строительства крепости, поскольку в Европе назревала новая большая война, и Петербург не хотел в такой момент обострения отношений с Турцией.

Осенью 1752 года в Киев пребывает около 800 сербов с подполковником Иваном Шевичем, а вскоре к ним присоединятся полковник Райко де Прерадович. Поскольку вступать в подчинение Хорвата они не пожелали правительство выделяет им для поселения земли от Бахмута до Лугани, получившие название «Славяно-Сербии». Оба лидера переселенцев требовали для себя и своих людей того же статуса, что и для переселенцев Хорвата, и Славяносербия была создана по образцу Новой Сербии.  Штаб-квартира Шевича располагалась в станице Луганской, а Прерадовича – в Бахмуте.

С началом в 1756 году Семилетней войны австрийское правительство, желая заручиться поддержкой России, уже не препятствует вербовке сербов и в колонии в Причерноморье устремляется новый поток переселенцев. В этом потоке участвовали не только сербские подданные Габсбургов, но и выходцы из Турецких и даже венецианских владений – болгары, черногорцы, волохи, греки, арнауты. Поскольку теперь переселенцы с Балкан впервые получили земли для компактного проживания, то теперь новые партии переселенцев, прежде чем прибыть в Россию, отправляли вначале своего представителя, который должен был изучить обстановку на месте.

Переселенцы пользовались существенной государственной поддержкой, каждый из них по прибытии должен был получить 10 рублей подъемных, по одной четверти семян ржи и по две – овса. Выделяемый земельный надел для рядовых составлял 10 – 15 десятин, для офицеров – 25 – 50  десятин и передавался им в собственность. Шло активное хозяйственное освоение поселенцами новых земель, развивалось сельское хозяйство, строились винокурни, ветряные и водяные мельницы, а при них нередко сукновальни, развивались промыслы, ремесла и торговля.

 К 1760-му году в Новой Сербии и Славяносербии проживало свыше 26 000 человек, было основано 122 поселения и построена 31 церковь. Военная и тесно связанная с ней территориальная организация строилась по образцу австрийской военной границы. Как и изначально и предполагал Хорват в Новой Сербии были сформированы один гусарский и один пандурский полки, каждый из которых состоял из 20 рот. Каждая рота была также территориальным образованием, центром которого было фортификационное сооружении – шанец, постепенно перераставший в поселение. 

Отношения эмигрантов с местным населением, особенно с запорожцами складывались довольно напряженно. Изначально гетманские казаки были отправлены на охрану формирующихся поселений, силами казаков было начато строительство Елизаветинской крепости и шанцев. Казаки считали эти земли своими и между ними и сербами регулярно возникали конфликты и стычки.

Официально земли, отведенные под заселение сербами, правительство считало «пустопорожними». На самом деле генерал-аншеф И.Ф.Глебов, которому было поручено обустройсво поселенцев на новом месте выявил здесь 643 двора старожильческого населения – т.е. тех, кто обитал здесь до присоединения этих территорий к России, а также 3170 дворов запорожцев, также выходцев из Миргородского и Полтавского полков и гайдамаков бежавших сюда из Польши. По требованию Хорвата население, обитавшее на отведенных сербам землях, было оттуда выселено. Старожильческое население стало основой для созданного к югу от Новой Сербии Новослободского казачьего полка. Многие ротные поселения Новой Сербии основывались на месте существовавших ранее. Впрочем, конфликты возникали не только с местным населением, постоянные ссоры, особенно на межетнической почве, доходившие до поножовщины, были обычным делом и среди самих балканских переселенцев.

В Славяносербии, где переселенцев было не так много, местное население, правда также немногочисленное, напротив, осталось на месте, и его представители даже попадали в состав гусарских рот. Помимо выходцев с Балкан и местных жителей, великороссов и малороссов, среди гусар Шеича и Прерадовича можно было встретить крещеных в православие европейцев, татар и даже еврея. Вообще же население Бахмутского уезда отличалось особой этнической пестротой, в 1760-е годы оно имело следующий состав: 75% малороссы, выходцы со Слобожанщины и Гетманщины, 17% - молдаване, 5% великороссы, 3% представители других этнических групп.

Расселение сербов на удалении друг от друга объяснялось не только стратегической необходимостью обороны южных рубежей, но и постоянным соперничеством и открытыми конфликтами в среде сербских офицеров, к которым вскоре прибавилась и масштабная и коррупция. В результате расследования этих злоупотреблений генерал Хорват в 1763 году уже при Екатерине II был отстранен от должности, разжалован и отправлен в ссылку в Вологду.

После наказания генерала Хорвата Императрица провела коренную реформу Новой Сербии. Указом от 11 июня 1763 года дозволялось поселение там выходцев их Малороссии, Великороссии и Польши, а сам Новосербский корпус поступал в ведомство Военной коллегии. Во главе его был поставлен генерал-поручик А.П.Мельгунов, а его помощником назначен бригадир Зорич, как человек хорошо знающий местную специфику.

Менее чем через год Новая Сербия как административная единица была упразднена. 22 марта 1764 года Императрица утвердила доклад сенаторов Никиты Ивановича и Пера Ивановича Паниных, составленный на основе проекта генералов Глебова и Мельгунова, согласно которому «Новосербское селение» отныне именовалось Новороссийской губернией. В новосозданной губернии должны были размещаться два гусарских и один пикенерский полк. Новосербский гусарский полк получил название Черного, а пандурский – Желтого гусарских полков по цвету их новой формы. Через два с половиной месяца к новой губернии была присоединена и Славяносербия, подразделения Шевича и Прерадовича объединялись в Бахмутский полк под командованием Прерадовича.

3.Заключение.

Так завершилась прелюдия создания Новороссии, в которой сербы и другие переселенцы из балкано-дунайского региона сыграли ключевую роль. За полстолетия ими был пройден путь от формирования иррегулярных гусарских команд на русской службе до заселения целых регионов которые положили начало Новоросии.

Опыт балканской колонизации послужил основой для дальнейшего привлечения в Новороссию европейских многочисленные поселения колонистов, поселения которых становятся одной из характерных черт Новороссии. Именно балканскими переселенцами был сделан первый большой шаг к колонизации и полноценному хозяйственному освоению Северного Причерноморья выходящий за рамки традиционного казацкого уклада. Созданные ими административно-территориальными единицы задали общую конфигурацию нарождающейся Новороссии, охватившей все Северное Причерноморье по обе стороны Днепра, определили полиэтничный облик ее обитателей.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".