Статья
4 Декабря 2014 1:09

Глава I. Причерноморский фронт Великой Турецкой войны

Царевна Софья и Священная лига.

Первая масштабная наступательная война России в Северном Причерноморье была частью так называемой Великой войны с Турцией последней четверти XVII в. Начало войны пришлось на период правления царевны Софьи, которая правила государством совместно с малолетними царями Иваном V и Петром I. Такая конфигурация возникла как результат компромисса основных группировок высшей московской знати Милославских и Нарышкиных после смерти в 1682 году родного брата Софьи, молодого царя Федора Алексеевича.

Софья была хорошо образована, знала латынь, польский, писала пьесы и еще при жизни брата принимала участие в государственных делах. Правой рукой Софьи был боярин — князь Василий Васильевич Голицын, который в 1683 г. возглавил посольский приказ. И Софья, и Голицын были людьми вестернизированными, и их внешняя политика была направлена на расширение контактов с Европой, а во внутренней политике также продолжалась плавная вестернизация. Участие в таком масштабном предприятии, как война с Турцией, которая воспринималась чуть ли не как «последний крестовый поход», было для Московского царства прекрасным поводом для выхода на международную политическую арену и повышения там собственного престижа.

Во второй половине XVII столетия Османская империя предприняла последний решительный натиск на Европу. Турки воспользовались начавшейся после восстания Богдана Хмельницкого войной между Московским царством и Речью Посполитой за Малороссию, в которой с самого начала активно участвовало вассальное Крымское ханство, и после того как гетман Петр Дорошенко в 1666 году принял подданство султана, вторглись на Правобережье. В результате затяжных войн османами была завоевана Подолия.

Попытки завоевать еще и левобережную Малороссию были остановлены упорным сопротивлением русских войск и казаков войска Запорожского. В 1881 году в Бахчисарае было заключено перемирие на 20 лет, по которому Порта признавала суверенитет России над Левобережьем, Запорожьем и Киевом, земли между Южным Бугом и Днепром объявлялись демилитаризованной буферной зоной, Москва возобновляла выплаты крымскому хану, за казаками сохранялось их право на промыслы в низовьях Днепра, а за татарами право беспрепятсвенных перекочевок в степях по обоим его берегам.

В это же самое время на Дунае разгорался конфликт между протестантской венгерской шляхтой и императором Священной Римской империи Леопольдом. Скрываясь от притеснений, кальвинисты нашли себе прибежище в Трансильвании, которая была турецким вассалом. Используя эту территорию в качестве тыла, предводитель повстанцев Имре Текели начал войну с Императором. В 1681 году он обратился к султану с просьбой принять Венгрию в свое подданство, которая была удовлетворена. В 1683 году султан Мехмед IV развернул масштабное наступление на Священную Римскую Империю. Турки захватили Белград и вскоре их армия стояла уже под Веной. Турецкое нашествие произвело шокирующее впечатление на всю Европу. На помощь императору пришли многие князья Священной Римской Империи и польский король Ян Собесский, который и возглавил объединенную армию, разгромившую турок под Веной. В 1684 году была создана коалиция Священной Римской империи, Речи Посполитой и Венеции, которая в 1684–1686 гг. нанесла туркам ряд поражений и даже впервые в истории заставила султана первым просить противника о мире.

Ключевым условием участия России в Священной лиге стало заключение Вечного Мира с Речью Посполитой в 1686 г., который подвел черту под серией войн за земли Малороссии, начало которым положило восстание Богдана Хмельницкого. Согласно этому договору стороны в основном признавали условия Андрусевского перемирия 1667 г. по которому за Россией оставалась левобережная Малороссия. Новшествами договора стало признание польской стороной того, что Киев навсегда отходил к России, которая обязалась за это выплатить контрибуцию в размере 146 тысяч рублей, а также суверенитета России над Запорожской Сечью, которая ранее формально находилась под общим протекторатом. 


Первый Крымский поход 1687 года

В конце 1686 года от имени царей Ивана и Петра был издан указ о проведении мобилизационных мероприятий по подготовке к крымскому походу. Местами мобилизации были определены Ахтырка, где должен был формироваться Большой полк князя Голицына, Сумы и другие города Слободской Украины. К началу мая войско было собрано. Его численность по разрядной росписи составляла почти 113 тысяч человек, войско было разделено на несколько полков — Большой, Севский, Низовой (Казанский), Новгородский и Рязанский. Полки «нового строя» — солдаты, пикинеры, рейтары и гусары — составляли две трети этой армии. Пехоты и конницы было примерно поровну, что отражало общеевропейскую тенденцию увеличения роли пехоты.

С места сосредоточения на берегу реки Мерло (приток Ворсклы) в начале мая Голицын двинулся на юг, а Гетман Самойлович, который весной начал масштабную мобилизацию, с пятидесятитысячной армией выдвинулся к Полтаве. В начале июня обе армии встретились в районе днепровских притоков Орели и Самары.

Скорость передвижения войска была крайне низкой — порядка 10 километров в день. Оно двигалось огромной плотной походной колонной, поскольку была велика опасность атак подвижных отрядов татарской конницы.

13 июня войско переправилось через реку Конские воды (Конка, татарское название Yilki Su) и стало лагерем у Днепра, где и получило известие о том, что степь подожжена и выгорела вплоть до Перекопа. Собранный военный совет принял решение продолжать движение. За два дня армия сумела продвинуться по степи около 12 километров, однако, этот поход по выжженной безводной степи полностью истощил армию, и было принято решение возвращаться обратно к лагерю. Успешные действия донских и запорожских казаков на фланге наступления общей ситуации не меняли. О том, что наступление войск по засушливым степям в летний период станет серьезной проблемой в этой кампании, писал генерал Патрик Гордон, который командовал авангардом и оставил в своих записках описание этого похода.

Пробыв в лагере на Конских водах две недели, Голицын отправил сорокатысячный арьергард под командованием гетмана И.Самойловича и стольника Г.Косагова к турецкой крепости Кизи-Кермен. Последний успешно действовал против турок. После этого Самойлович отступил в район Полтавы, где войско было распущено. Армия Голицына также была распущена после того, как он вернулся в район сосредоточения за рекой Мерло. Обратный путь с Днепра занял около полутора месяцев.

Участвовавшие в походе донские казаки атамана Фрола Минаева в августе вернулись на Дон и безуспешно атаковали Азов.

Традиционно эта кампания считается провальной, поскольку на нее были истрачены значительные средства, войска, практически не вступая в бой, понесли большую естественную убыль. Однако с такой оценкой трудно согласиться.

Необходимо помнить, что этот поход был лишь частью масштабного военного конфликта. Стратегической задачей был не разгром вражеской армии или оккупация каких-то территорий, а отвлечение военных ресурсов крымского ханства от участия на других театрах военных действий, что и было достигнуто. Подобная позиционная война была вполне обычным явлением для Раннего Нового времени, многие полководцы вообще намеренно старались избегать крупных сражений. Опыта подобных предприятий у русской армии еще не было вовсе, ведь это была первая масштабная кампания в Северном Причерноморье.

Впрочем, таким стратегическим мышлением не обладали и многие современники. Вполне понятное недовольство высокими потерями и отсутствием осязаемых военных успехов сформировало мнение о провале похода. Ответственность за провал была возложена на гетмана Самойловича, который считался противником войны с османами, поскольку негативно воспринимал союз с Польшей и отказ от борьбы за Правобережье. Казацкая старшина обвинила его в связях с ханом и поджоге степей, 23 июля Самойлович был арестован. Новым гетманом был избран Иван Мазепа.

В это время на Дунае дела у турок шли настолько плохо, что взбунтовавшиеся войска свергли Мехмета IV и вместо него провозгласили правителем Сулеймана II. Бунт войск привел к развалу фронта и в сентябре 1688 г. австрийцы отбили Белград. От полной катастрофы турок спас Людовик XIV, который решил, что наступил удачный момент для того, чтобы начать новую войну с Габсбургами, получившую название Война Аугсбургской лиги. После этого французские дипломаты приложили все усилия к тому, чтобы сорвать мирные переговоры Порты с Лигой, обещая туркам всяческую поддержку и мотивируя их на продолжение борьбы.

Второй Крымский поход 1689 года

Походу 1689 года предшествовала масштабная подготовка. С февраля по август 1688-го при впадении в Днепр реки Самары (в черте современного Днепропетровска) была построена крепость, получившая название Новобогородицкой. Строительство велось силами отобранных из шести полков казаков под руководством прибывшего из Москвы инженера «немчина».  Охрану от татарских набегов обеспечивали стрельцы и рейтары Г.Косагова и Севского воеводы Леонтия Романовича Неплюева.

По завершению строительства в крепости был оставлен гарнизон численностью в тысячу человек. Новобогородицкая была призвана не просто защищать территорию Полтавского полка, но и быть форпостом дальнейшего наступления на юг. В крепости создавались запасы для снабжения действующих на этом направлении войск, а также арсенал, в котором размещалась тяжелая артиллерия и другое вооружение и снаряжение, которые теперь не было необходимости каждый раз перевозить из района сосредоточения под Белгородом и Севском и обратно. По свидетельству летописи С.Величко, постепенно вокруг крепости образовался город с церквями и домами, который «докончился совершенно через людей Малороссійских же, в оній для мешкания нашедших и от того часу по указу Монаршому начали там переменою жити воеводи Московскіе з войском пехотним».

В течение всего года татары и войска Мазепы обменивались взаимными ударами, а в сентябре-октябре был предпринят масштабный поход на Очаков под командованием «компанейского полковника» Ильи Новицкого. О втором походе на Крым было официально объявлено 18 сентября.

Учитывая предыдущий опыт, поход решили начать ранней весной. Генерал Гордон предложил целый ряд мероприятий, которые должны были обеспечить успех наступления. Предлагалось взять в поход стенобитные орудия и штурмовые лестницы, построить чайки для атаки Казыкермена с воды, организовать через каждые четыре перехода укрепленные опорные пункты для обеспечения тыла. Большинство из предложений генерала так и не были реализованы.

Местом сосредоточения большого полка Голицына были Сумы, остальные полки формировались в других городах Слобожанщины. Поход начался 17 марта. Учитывая предыдущий опыт, армия двигалась не единым огромным каре, а была разделена на шесть отрядов — авангард, большой полк и четыре «разряда», каждый из которых состоял из пехотных и кавалерийских формирований. Общая численность войска была примерно той же, что и в предыдущем походе — по росписи 117 446 человек, в реальности существенно меньше. Количество орудий равнялось 350, запасы продовольствия были рассчитаны на два месяца.

Если в летнем походе 1687 года основным препятствием наступающей армии была жара и жажда, то в весеннем походе 1689-го — вначале холод, а потом весенняя распутица. Дожди, грязь, разлившиеся степные речки замедляли движение войск.

20 апреля на реке Самаре армия Голицына соединилась с силами Мазепы и через четыре дня объединенное войско выступило на Перекоп. Первое серьезное столкновение с татарами произошло 15 мая, когда на Казикерменской дороге в местности Караелга они атаковали авангард под началом воеводы А.С.Шеина.

После упорного восьмичасового боя враг был отброшен. На последовавшем за этим военном совете хан принял решение дать решающее сражение. Татарские войска были разделены на три части, первой командовал сам хан, двумя другими его сыновья — калга Давлет-Гирей и нуреддин Азамет-Гирей, который проявлял особую воинственность. На следующий день в пять утра началась татарская атака с тыла на стоящее лагерем в Черной долине войско. Лагерь был огорожен рогатками и возами, и огонь артиллерии и пехоты, среди которой особо отличились сердюки Мазепы, заставил противника отступить. После этого был атакован левый фланг и находившиеся там Сумской и Ахтырский полки понесли существенные потери, однако и здесь противник был отброшен со значительными потерями.

На следующий день татары безуспешно попытались большими силами остановить движение войск Голицына к реке Каланчак. И, наконец, 20 мая хан еще раз атаковал всеми имеющимися у него силами уже на подступах к Перекопу, но снова не добился успеха и вынужден был отступить за укрепления перешейка. За несколько дней боев татары понесли серьезный урон, в первую очередь от огня артиллерии и пехоты. В безуспешных атаках погиб один из сыновей хана и сын перекопского бея.

Укрепления Перекопского перешейка представляли собой ров и вал с вооруженными артиллерией башнями и единственными воротами, защищенными цитаделью Ор-Кале. Как и предполагал еще в начале похода Гордон, штурмовать такие фортификации без осадной техники было бесполезно. И хотя русские войска начали окапываться, бесперспективность осады понимал и сам Голицын. В конце мая уже стояла изнуряющая жара, начали сказываться недостаток воды и продовольствия. В войсках росло недовольство.

Не решаясь самостоятельно принять окончательное решение, главнокомандующий созвал совет, на котором воеводы заявили, что готовы сражаться и умирать в бою, но не видят смысла гибнуть от голода и жажды. В итоге было принято решение возвращаться. Отступление было очень тяжелым. Татары все время беспокоили атаками и снова подожгли степь. Спустя неделю они вновь атаковали русскую армию большими силами на р. Белозерке, но, вновь понеся большие потери, отступили и прекратили дальнейшее преследование. 12 июня войска перешли реку Самару, где Голицын приказал соорудить Новосергеевскую крепость, в конце месяца русская армия вернулась за реку Мерло и была распущена.

Вскоре после возвращения Голицына из похода в Москве начался новый политический кризис, который завершился отстранением от власти Софьи и воцарением Петра. Одним из первых на сторону царя открыто перешел генерал Гордон, а князь Голицын предпочел самоустраниться и отбыл в свое имение, ожидая там, чем закончится схватка. Он с семьей был сослан Петром на дальний Север, где прожив еще четверть века в различных городках и острогах Приполярья, скончался в 1714 году.

После отстранения Софьи управление страной фактически осуществляла мать Петра Наталья Кирилловна и ее приближенные — в первую очередь возглавивший Посольский приказ родной брат Лев Кириллович Нарышкин.

Тем временем на Дунае турки продолжали терпеть поражения и потеряли такой важный центр, как Ниш. Однако в конце 1689 года османы с чрезвычайным напряжением сил произвели тотальную мобилизацию всех своих сил и сформировали новую армию. Они отбили Ниш, а 8 октября и Белград, и только наступившее ненастье удержало их от дальнейшего продвижения. В Стамбул, наконец, прибыли обещанные французами военные специалисты — инженеры и артиллеристы, которых так не хватало туркам. 


Азовские походы Петра

Сам Петр противопоставлял себя не столько всей старой московской традиции, сколько правлению своей непосредственной предшественницы Софьи. Например, в созданном в 1716 году воинском Уставе он прямо говорит о том, что основателем регулярной русской армии является не он, а его отец, как раз подчеркивая этим некую преемственность. В рамках этой концепции при Софье эта армия просто пришла в глубокий упадок, а Петру предстояло ее возродить. В случае с Азовскими походами Петр точно так же продолжил войну, начатую его предшественниками, но радикально изменил направление основного удара.

На Дону практически непрерывно шла вялотекущая война между Азовом и донскими казаками. На протяжении практически всего XVII-го в. атаки на морские коммуникации, морские набеги казаков на Крым и даже Константинополь, бесконечные взаимные набеги, угоны скота и разорение поселений периодически чередовались с масштабными военными экспедициями. Нередко донские казаки объединяли свои силы с запорожскими. Для контроля над речными коммуникациями и защиты акватории Черного моря от этих набегов и на Днепре и на Дону османы построили целый ряд укреплений. На Днепре это целый узел, состоящий из «таванских городоков» – Кази-Кермен, Мустрит-кермен, Мубарек-кермен и Аслам-Кермен.

А на Дону ключевым форпостом османов был Азов, также окруженный системой укрепленных пунктов, образовывавших единый укрепленный район, задачей которого был контроль за движением из Дона в акваторию Азовского моря. Кроме того. из Азова периодически совершались набеги на русские земли. Так, в 1690-м нападению подвергся город Тор, а в 1694-м –Тамбовщина.

Пока Россия фактически заморозила свое участие в войне на Дунае, войска Лиги вновь разгромили турок 19 августа 1691 г. в битве при Сланкамене и после этого, вытеснив из Трансильвании Текели, установили над княжеством свой суверенитет. После этого при посредничестве «морских держав» Англии и Нидерландов начались мирные переговоры, но турки отказывались принимать условия Австрии, настаивая на сохранении довоенных границ. Война продолжилась и в 1693 г. австрийцы предприняли неудачную попытку вновь овладеть Белградом, а в 1694 г. уже турки не смогли взять Петерварден.

20 января 1695 года в Москве было официально объявлено о походе на Крым под началом боярина Бориса Петровича Шереметьева который командовал войсками в Севске и Белгороде – ключевом форпосте обороны южных рубежей Московского царства. Собранные для похода войска Шереметьева были «старого московского строя». Направление удара напоминало действия Василия Голицына, но маршрут был избран другой. Русская армия перешла на правый берег Днепра и там соединилась с войсками Мазепы. В отличие от предыдущих Крымских походов наступление Шереметьева играло роль отвлекающего удара. Главной целью кампании Петра был Азов, для взятия которого были собраны отборные войска.

Удар Шереметьева и Мазепы был направлен на нижний Днепр, его целью был укрепрайон Турок в районе Таванской переправы. По аналогии с Азовскими и Прутским походами этот поход получил название Днепровского.

В конце апреля начинается выдвижение восточной, «азовской» группировки русских войск. По плану, разработанному еще в феврале, она должна была быть разделена на две части – авангард под командованием генерала Гордона и основные силы из двух дивизий Лефорта и Головина. Первоначально предполагалось, что Гордон из района Воронежа спуститься вниз по Дону до Черкасска и, объединившись с донскими казаками, осадит Азов до подхода основных сил. Однако генерал решил не дожидаться, когда вскроются реки, а двинуться посуху из Тамбова к Хопру и затем его левым берегом к Дону. Весь путь он рассчитывал преодолеть примерно за три недели. Дивизия состояла из Бутырского полка, которым командовал сам Гордон, четырех солдатских полков его сына Якова, Томаса Юнгера, Олимпия Юренева и Якова Бана, а также стрелецких полков и городовых казаков общей численностью около 9,5 тыс. человек при 43 орудиях и 10 мортирах. 7 апреля Гордон выдвинулся в поход, который вопреки первоначальным планам занял около двух месяцев.

Петр отправился из Москвы на 1.260 судах «плавным ходом» по Оке, а затем по Волге с дивизиями Головина и Лефорта при 104 мортирах и 44 пищалях. Дивизия Головина общей численностью в 7 тысяч человек состояла из Преображенского полка фон Менгдена, в котором капитаном бомбардирской роты был сам Петр, Семеновского полка во главе с полковником Чамберсом и шести стрелецких полков Сухарева, Дементьева, Озерова, Головцына, Мокшеева и Батурина. Вторая дивизия Франца Лефорта была практически вдвое большей по численности и состояла из полка самого Лефорта, а также различных солдатских и стрелецких полков. Через 5 недель эта группировка достигла Царицына. Пройдя по узкому степному коридору, войска достигли Паншина на Дону, который стал главной базой снабжения похода. Здесь войска погрузились на построенные в Воронеже суда и двинулись вниз по Дону. Паншин представлял собой типичный казачий городок, расположенный на острове и окруженный деревянным частоколом. Знаменит он был тем, что в 1667-м году тут была ставка Степана Разина.

В конце июня все три дивизии соединились под Азовом, где в месте высадки войск Петра был организован базовый лагерь, и с 1 июля приступили к осаде крепости. Уже здесь к русской армии присоединились отряды башкир, калмыков, астраханских и яицких казаков. Город был окружен осадными фортификационными сооружениями и начата его бомбардировка, в которой непосредственное участие принимал и сам царь. В это время по воде в Азов доставлялись подкрепления и припасы, а русской армии приходилось организовывать снабжение из лагеря посуху под постоянной угрозой атак действовавшей в степи татарской конницы. Перенести снабжение непосредственно к Азову мешали прикрывавшие его выше по течению укрепления – «каланчи». Их название происходит от тюркского слова кале – «крепость», и этим термином обозначается дозорная или оборонительная башня. Выстроены они были турками в 1640-х гг. после того как они вернули контроль над захваченным казаками городом.

На «консилии» командования было решено захватить каланчи, что и было успешно сделано. 14 июня отрядом казаков – добровольцев было взято первое укрепление, а на следующий день вторая каланча, подвергнутая жестокому обстрелу из трофейных орудий, была брошена защитниками. После этого базовый лагерь был перенесен непосредственно к Азову, что очень упрощало снабжение ведущих осаду войск. Для защиты коммуникаций были возведены дополнительные фортификации, «каланчи» были укреплены, в них был оставлен сильный гарнизон.

15 июля турки совершили успешную массированную вылазку, атаковав на слабозащищенном стыке позиций Гордона и Лефорта. Стрельцы и солдаты были рассеяны, сын Гордона ранен, а сам он едва не попал в плен. Только подошедшие Семеновский и Преображенский полки сумели отбросить неприятеля. Всего в результате действий турок русские войска убитыми и ранеными потеряли 1000 солдат и более 30 офицеров, включая одного полковника, 7 пушек было захвачено и еще несколько выведены из строя.

5 августа после массированной артподготовки на штурм были брошены значительные силы – Семеновский, Преображенский, Бутырский, Тамбовский полки и 2.5 тысячи казаков, однако окончился он неудачно, потери составили 1.5 тыс. человек убитыми и ранеными. После этого практически месяц активных действий стороны не предпринимали, лишь периодически турки совершали небольшие вылазки, а татары набеги.

После неудавшегося штурма начался новый этап осады: минно-саперный. Каждая из дивизий начала прокладывать свою галерею под крепостные стены. В конце месяца начались сильные дожди, траншеи и подкопы начало заливать, а 23 августа удался контрподкоп турок - они перебили работавших в галерее солдат Лефорта и взорвали ее. Лефорт приказал копать новую – левее, но и она через неделю была обнаружена и уничтожена турками. В эти же дни, в конце августа и начале сентября турки и татары начали все более активно атаковать русские позиции.

Подкопы Гордона и Головина также оказались крайне неудачными. Первый пришлось взорвать слишком рано потому, что рядом был выявлена турецкая контр-мина и в результате больше пострадали русские фортификации, а во втором случае инженер ошибся с расчетами и взрыв был произведен не под стеной, а во рву, от него серьезно пострадали приготовившиеся к атаке русские войска.

25 сентября был предпринят еще один решительный штурм. Вновь была взорвана мина и вновь не очень неудачно. За образовавшийся пролом русские продвинуться не смогли, и через несколько часов были выбиты оттуда контратакой янычар, а затем и сбиты в ров с занятого ранее вала. В это время Преображенский и Семеновский полки под началом Петра Матвеевича Апраксина атаковали крепость со стороны реки, высадились на берег, овладели частью укреплений и ворвались в город, однако этот успех так и не удалось развить, поскольку другие штурмовые колонны со своими задачами не справились. В результате отряду Апраксина пришлось отступить. Ночью после этого штурма ударили первые заморозки.

Провал этого штурма и приближение холодного времени года стали причиной снятия осады 2 октября. Под Азовом были оставлены 3 тысячи солдат, которые составили гарнизон захваченных у турок и снабженных дополнительными фортификациями каланчей, которые были поименованы Ново-Сергиевским городом. Гордон, как наиболее опытный военачальник, был оставлен прикрывать отступление, и вел арьергардные бои, с трудом сдерживая атаки турок и татар.

Армия через столицу донского казачества Черкасск, где была оставлена вся тяжелая артиллерия и другое снаряжение, отступила к Валуйкам – крепости на белгородской линии. Отступление деморализованной неудачной осадой армии было очень тяжелым, от холодов, болезней и недостатка припасов она без всяких боевых действий понесла существенные потери. Несмотря на то, что и эта южная кампания не принесла русским победы, еще в конце октября Петр сообщил своим союзникам – императору и польскому королю о том, что на следующий год намерен повторить поход, и просил поляков его поддержать активными действиями, а кайзера - прислать военных специалистов. 


Второй Азовский поход

Основная причина, которая делала неэффективной осаду – постоянное снабжение крепости с моря. Для полноценной блокады Азова был необходим флот. Кампания показала это со всей очевидностью, и по возвращении в Россию Петр преступил к его подготовке. На военном совете, созванном в ноябре по итогам первого похода, было решено приступить к масштабному строительству галерной флотилии.

Еще в 1694 году Петр заказал в Голландии галеру, которая согласно контракту на следующий год была построена и подготовлена к доставке в Россию. Галера была в разобранном виде перевезена в Архангельск, а затем через Вологду доставлена в Москву. Галера голландской постройки должна была стать образцом для дальнейшего тиражирования копий. К концу февраля в с. Преображенском, превращенном в верфь, были изготовлены 22 галеры и несколько вспомогательных судов.

Параллельно в Воронеже и окрестностях силами Белгородского полка началось подготовка внушительного числа вспомогательных судов и заготовка всего необходимого для оснащения флотилии. Воронеж был традиционным центром подготовки речных флотилий еще со времен царствования Алексея Михайловича, но то, что задумал и осуществил перед вторым Азовским походом Петр, существенно превосходило все, что делалось здесь ранее. О масштабах работ свидетельствует число отмобилизованных для этого предприятия людей, которое составило 30 тысяч человек.

В конце февраля в Воронеж прибывает Петр, который не только осуществляет общее руководство строительством флотилии, но и на практике применяет полученные на голландских верфях плотницкие навыки.

Первые галеры были спущены на воду 2 апреля, еще месяц понадобился для завершения постройки и оснащения всей флотилии. Всего в нее входило два 36-пушечных корабля (их точная классификация остается дискуссионной. Галеасы?) «Апостол Петр» и «Апостол Павел», 23 галеры и более 1300 вспомогательных плавсредств – стругов, лодок, плотов. Командующим флотилией был назначен Ф.Я. Лефорт.

23 марта из Москвы в Воронеж прибывает генерал Гордон с Бутырским и четырьмя стрелецкими полками, а спустя неделю войска воеводы Шеина и генерала Головина в составе 37 московских конных рот, 30 солдатских и 13 стрелецких полков, 6 малороссийских казацких полков, а также донских и яицких казаков, калмыков и прочих общей численностью до 75 тысяч человек.

Как и в предыдущем походе в авангарде армии шли войска Гордона. Сам генерал с полками, которые прибыли с ним в Воронеж, выступил в поход 23 апреля. Остальные подразделения его дивизии проторенным ранее маршрутом выдвинулись из Тамбова. Через два дня со стрелецкими, солдатскими, Семеновским и Преображенским полками в поход двинулся Головин, и, еще через день воевода Шеин, который был назначен Петром главнокомандующим.

3 мая под началом самого Петра к Азову отправился авангард галерной флотилии из восьми судов, через день – галерный отряд под командованием Лефорта, а 10 мая отряд из семи галер вице-адмирала Лима. 11 мая из Валуек в Черкасск с полками воеводы Шеина и казаками атамана Минаева прибывает генерал Региман, и примерно в это же время до Черкасска добирается авангард Гордона.

15 мая туда прибывают галеры Петра, после чего царь с Гордоном спускаются к укреплениям Новосергиевского городка (бывшие турецкие каланчи) где несколько дней ведут наблюдения за турецкой флотилией, доставившей в Азов подкрепление, оружие, припасы и провиант, и пытаются найти возможность скрытно вывести флотилию в море. По узким и мелким протокам Донской дельты галеры пройти не смогли, зато казаки на стругах успешно атаковали направлявшийся к Азову турецкий караван и взяли богатую добычу. Это стало первым успехом русских войск во второй Азовской кампании.

Полноценную осаду Азова начали только в конце мая, после того как к крепости подошли основные силы, а галерная флотилия наконец вышла в море. На берегу, по обеим сторонам Дона были выстроены укрепления для того, чтобы обезопасить стоянку флота с суши и закрыть возможность подойти с моря к Азову были возведены два форта.

В это же время лагерем у Азова становятся войска генерала Регимана. 2 июня к осаде присоединились Тамбовские солдатские полки под командование младшего Гордона, 6 июня под Азов подходит московская конница князя Львова, а на следующий день прибывает и сам главнокомандующий воевода Шеин, а Гордон начинает строительство осадных фортификаций. Утром 10 июня в тыл русской армии ударили тысяча татарский всадников под началом прибывшего еще в марте из Крыма Нураддин-султана и Муртазы-паши, московская конница успешно отразила атаку, а преследование бежавших татар возглавил сам Шеин. Сам Нураддин при переправе через Кагальник едва не попал в плен, был ранен в спину неким Дигилеем Калмыченком, но все же сумел уйти.

14 июня под Азов подошла еще одна Турецкая флотилия которой командовал Турночи-Паша Анатолийский. Увидев выстроенные на подходе к городу русские галеры и струги дальше продвигаться турки не решились. Через два дня, 16 июля началась первая бомбардировка города, а еще через два дня прибыло последнее крупное подкрепления – отправленные Мазепой Черниговский полк Лизогуба, который осуществлял общее командование, Гадяцкий Бороховича, Лубенский Свечки, Прилуцкий Горленко и еще два наемных гетманских полка которыми командовали Кожуховский и Вальховский. Все это время турки и татары постоянно тревожили русские войска постоянными вылазками и рейдами. 

Основным инженерным сооружением второй петровской осады Азова был огромный вал, который был насыпан выше крепостных стен и который постоянно подсыпали так, что он рос в сторону турецких укреплений. Работы на валу велись по ночам, заняты в них были до 15 тысяч человек. В лагерь Петра прибывали европейские военные специалисты, которые повысили эффективность действий артиллерии и начали строительство новых подкопов – «мин».

Спустя месяц после начала бомбардировок крепости 17 июля около двух тысяч черкасских и донских казаков под командованием Якова Лизогуба и Фрола Минаева по собственной инициативе атаковали крепость и закрепились на угловом бастионе. Попытка турок выбить оттуда казаков провалилась, и ночью Гордон отправил им на помощь отряд гренадеров. Узнав об этом Петр приказал готовиться к общему штурму. Утром татары предприняли яростную атаку, и дважды пытались с боем прорваться в крепость, но были отброшены. Казаки порывались продолжить наступление но получили приказ дожидаться общего штурма. В полдень, после начала массированной артиллерийской подготовки турки объявили о готовности капитулировать. Турецкая эскадра так и не решилась прийти на помощь осажденному городу.

На следующий день турецкий гарнизон Азова, который насчитывал к тому моменту прядка трех тысяч солдат, с личным оружием и семьями покинул город и по условиям капитуляции русские перевезли их на своих судах до устья Кагальника. 21-го июля турки сдали без боя Лютик - последнюю из их крепостей прикрывавшую донскую дельту. Через десять дней после этого начался постепенный отход русских войск.

Петр приказал незамедлительно приступить к восстановлению Азовских укреплений, а также нашел подходящее место для строительства морской гавани в месте, именуемом Таган-Рог. В самом Азове были оставлены 4 стрелецких и 6 солдатских полков под началом князя Львова. 


Завершение войны и Константинопольский мир.

После взятия Азова на Причерноморском театре военные действия продолжались еще два года. В это время Петр инкогнито отправился в Европу со знаменитым Великим посольством. Официально его целью была попытка привлечь к участию в антитурецкой коалиции морские державы – Англию и Нидерлады. Было видно, что поставив такую цель молодой царь еще слабо разбирался в тонкостях западноевропейской политики. Протестантские буржуазные страны Англия и Нидерланды не испытвали никакого сочувствия к «последнему крестовому походу» и были традиционно враждебны Габсбургам и благословившим их предприятие Римскому папе. Их экономические интересы лежали далеко за пределами Средиземноморья, и разразившаяся там война даже играла на руку их океанской торговле с Азией. Зато быстро ориентировавшийся в современных технологиях Петр оперативно издал в Европе географические карты своих новых приобретений, таким образом закрепляя эти земли за Россией в сознании европейцев.

Тем временем еще зимой 1697 года турки начали подготовку к контрнаступлению. В Темрюке начали собираться крымские и нагайские татары, черкесы. В мае турецкий флот попытался атаковать азов, но был отбит донскими казаками. Вскоре к городу подошло большое войско под командованием Шеина. В июле 1697 года турки большими силами (12.000 конницы и 5 пехоты) подступили к Азову, но в упорном десятичасовом сражении были разбиты войсками Шеина и отступили, потеряв 2000 человек. Развивать наступление Шеин не решился, но казаки своими силами атаковали Темрюк, впрочем, безуспешно, и ногайские кочевья.

В сентябре 1697 года знаменитый австрийский полководец принц Евгений Савойский нанес туркам решающее поражение при Зенте. Разгром был настолько масштабным что воля и возможности османов к сопротивлению были окончательно сломлены и они запросили мира.

В 1698 году полком князя Я.Ф.Долгорукого и Севским полком его брата воеводы Л.Ф.Долгорукого вместе с войском гетмана И.Мазепы был предпринят еще один Днепровский поход целью которого изначально был определен Очаков. В конце мая встретившись на р.Коломак они двинулись левым берегом Днепра к Таванским переправам. Однако провиант, для снабжения армии сплавлявшийся по Днепру затонул в районе порогов, что не позволило продолжить кампанию. Долгорукие и Мазепа приняли решение известить Петра о том, что к Очакову ожидается прибытие подкреплений, и достаточных сил для осады у них нет, и после этого возвратились восвояси.

В это время Петр завершив свою поездку в Голландию и Англию намеревался посетить своих союзников по коалиции. Прибыв в Вену он сообщил императору о том, что Россия по результатам этой войны претендует на Керчь, для того, чтобы получить выход из Азовского в Черное море. Леопольд обещал поддержать это требование русских, но только при условии, если они возьмут город. В это время Петра застали известия о стрелецком бунте, которые заставили его отказавшись от запланированного визита в Венецию. Молодой царь стремительно вернулся домой, проведя по дороге переговоры с еще одним союзником польским королем Августом II и договорившись с ним о совместных действиях против Швеции.

В Октябре 1698 г. начал работу мирный конгресс и 26 января 1699 года Священная лига заключила с Блестящей Портой Карловицкий мирный договор. Австрия как можно скорее желала развязать себе руки на Дунае, поскольку в Европе назревала новая большая война за Испанское наследство. По условиям этого договора Турция отказывалась от Венгрии, лишалась Трансильвании, за исключением Баната, Польша получала Подолию, а Венеция земли в Далмации и на Пелопоннесе.

Петра в Карловице представлял думный дьяк Прокофий Возницин, турки отказались рассматривать территориальные притязания России, и никто из союзников их не поддержал, и в итоге с Турцией было просто заключено перемирие на два года.
Петр, который уже спешил развязать себе руки на Балтике, для заключения полноценного мира отправил в ноябре в Констанинополь посольство во главе с думным дьяком Емельяном Украинцевым. Посольство прибыло на боевом линейном корабле «Крепость», на недавно построенном Паншинской верфи на Дону, который произвел на турок серьезное впечатление.

После долгих и тяжелых переговоров, которые завершились только 14 июля 1700 года был заключен мирный договор на 30 лет. По его условиям Турция признавала завоевание Петром Азова и окрестностей, земли в низовьях днепра объявлялись демилитаризированной зоной, где ни одна из сторон не имела права иметь крепостей. От притязаний на Керчь Петру пришлось отказаться.

На Балтике уже в полную силу шла война. Молодой шведский король уже успел вывести из нее Данию, которая 18 августа вынуждена была подписать с Карлом XII мир. В тот же день Петр получил от Украинцева долгожданное известие о мире с Турцией, который обеспечивал ее нейтралитет и на следующий день, еще не зная о поражении датчан, объявил Швеции войну.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".