Статья
27 Февраля 2017 12:20

Игра в открытую

В предпраздничный день министр обороны Сергей Шойгу выступал с докладом в Госдуме. Пользователи социальных сетей с иронией обсуждали новость о том, что в Кубинке строится модель Рейхстага, которую смогут штурмовать юнармейцы, однако практически никто не обратил внимание на сообщение о создании в России информационных войск. Признание наличия таких подразделений в российской армии переводит феномен информационной войны на качественно иной уровень.

Специфика конфликтов

В качестве главного мотива, побудившего к созданию специализированного подразделения, Шойгу называет эффективность: «За это время созданы Войска информационных операций, что гораздо эффективнее и сильнее того управления, которое называлось контрпропагандой». В информационном обществе данные действительно представляют особую ценность, а в современных военных конфликтах информационные атаки могут быть опаснее классических военных действий.

На самом деле, в современных условиях информационное пространство – это единственное поле, на котором ведущие страны мира могут позволить себе бескровные «военные действия» друг против друга. Да, после окончания Второй мировой войны случилось множество локальных войн и вооруженных столкновений, в которых страны-лидеры поддерживали противоборствующие стороны, но открытых военных конфликтов между лидерами не было. На карте военных действий видно, что конфликты чаще всего проходили на Ближнем Востоке и в Африке, а страны-лидеры уже давно не предпринимали действий из классического военного арсенала в отношении друг друга.
 
Существует позиция, согласно которой классических военных противостояний вообще не осталось. Исследователи ввели понятие «гибридная война», информационные спецоперации попадают под эту формулировку, так как наносят ущерб, пусть и не всегда физический.

Одной из главных причин перехода конфликтов в формат гибридных войн называют ядерное оружие, которое выступает в качестве сдерживающего фактора. Открытые военные противостояния между двумя ядерными державами могут закончиться быстро, а последствия окажутся непоправимыми для всего мира.

Идеальный вариант – это использование инструментов, с помощью которых можно нанести вред противнику, но нельзя отследить источник атаки. Современные технологии информационной атаки и защиты позволяют сделать это.

От контента к технологиям

Сегодня информационное противостояние можно разделить на два больших блока:

1. Содержательный блок. 
Это распространение необходимой информации как на своей территории, так и на территории потенциального противника.

Информационная война при помощи распространения определенного контента ведется уже давно. Массированные информационные атаки предпринимались во время Первой мировой войны, затем эта технология применялась и в других конфликтах. Со временем кроме распространения информационных листовок в военное время, для внешней пропаганды стали использоваться газеты, радио и телевидение.

Именно поэтому ведущие страны имеют СМИ, которые вещают для зарубежной аудитории.

Государство тратит на внешнюю информационную политику внушительные средства. Например, телеканал Russia Today в 2016 году получил 19 миллиардов рублей на свою деятельность. А радио «Свобода», финансируемое Конгрессом США, в год тратит 108,4 миллиона долларов (6,33 миллиарда рублей по актуальному курсу).

Также сегодня активно используют технологии по дезинформации. Каналы связи забиваются информационным шумом, в котором отличить правду от фейка становится все сложнее.

2. Технологический блок.
С развитием технологий расширился и спектр инструментов ведения информационной войны.

Неслучайно прародитель современного интернета ARPANET изначально был военной разработкой, проект был создан Агентством Министерства обороны США в 1969 году. С тех пор информации стало значительно больше. Сегодня интернет позволяет следить не только за гражданами других государств, но и осуществлять атаки на важные объекты информационной инфраструктуры других стран. Известно о разведывательных программах PRISM (открывает доступ спецслужбам США к серверам провайдеров), в России функционирует СОРМ, которая обладает схожим функционалом. Программа слежения за иностранными посольствами и дипломатическим персоналом Dropmire используется АНБ США. И это только те разработки, о которых мы знаем. Так как область информационных спецоперацией является закрытой, мы видим только верхушку айсберга.

Если раньше под информационной войной понимали больше содержательный блок, то сегодня государства активно работают над технологиями информационных атак и защиты важных информационных объектов.

Участвуют все

В мировой информационной войне участвуют все страны, просто не все попадаются во время проведения своих спецопераций. США прослушивали мировых лидеров. Российских хакеров, работающих на государственные органы власти, обвиняли во взломе почтовых ящиков американских демократов. Китайские хакеры атаковали как США, так и Россию.

Доступность информационных технологий позволяет проводить и негосударственные информационные спецоперации. Например, хакеры из Anonymous объявляли войну ИГ(запрещенная в России организация). Хакеры взламывали аккаунты их сторонников, сайты террористов, а также банковские счета.

В связи с этим бывает достаточно сложно установить источники кибератак. Например, громкие обвинения в адрес российских хакеров так и не были подкреплены неопровержимыми доказательствами.

Переход на новый уровень

Согласно данным, которые предоставил Эдвард Сноуден, в США давно функционирует специализированное подразделение, занимающееся слежкой по всему миру.

Поэтому заявление Шойгу о создании войск информационных операций не стоит воспринимать как нечто неожиданное, просто настало время, когда об этом можно сказать.

Очевидно, что войска информационных спецопераций существовали и ранее. Разговоры о создании «киберкомандования» начались еще в 2012 году, но по понятным причинам информация не подтверждалась на официальном уровне. После разоблачений киберподразделений в США уже нет смысла скрывать наличие аналогичных структур в России.

Официальное признание информационных войск переводит сам феномен информационной войны в публичное пространство. Это говорит как о зрелости самого феномена, так и о том, что информационные операции в ближайшее время станут основным способом противостояния между лидирующими странами. В мягкой форме будет борьба идей и трактовок, в жесткой – кибератаки. И если «Звездные войны» Рональда Рейгана казались сказкой и фантастикой (таковой они и остались), то информационная война – это не вопрос скорого будущего, она уже идет.

Создание информационных войск – это еще один шаг к национализации виртуального пространства. Власть уже принимала меры по повышению контроля над рунетом, теперь ведется работа по обеспечению безопасности от внешнего воздействия со стороны других стран. Конечно, «Золотой щит» как в Китае нам пока не грозит, но та методичность, с которой власть перестраивает информационное пространство страны, показывает глобальность надвигающихся изменений.

Михаил Карягин, политолог, специально для «Актуальных комментариев»

____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".