Статья
3589 25 Февраля 2020 13:54

Информационное дезертирство

Расследование «Медузы» о фигурантах дела «Сети» стало лакмусовой бумажкой, продемонстрировавшей, что все лагеря политического спектра видят СМИ как инструмент в информационной войне с безусловным противником. В отношении государственных СМИ этот тезис давно принимается как данность, но ситуация вокруг материала «Медузы» показала, что и в других политических лагерях прагматичный взгляд на роль медиа в современном политическом процессе довольно распространен.

Друг-враг

Расследование «Медузы» о том, что некоторые участники дела «Сети» могут быть причастны к убийствам и торговле наркотиками, было опубликовано в пятницу вечером, 21 февраля. Конспирологи даже в этом факте нашли некое доказательство вины авторов и редакции, дескать, текст хотели так быстро выпустить, что даже пошли на выбор не самого удачного времени для публикации — вечер пятницы.

Либеральная часть Facebook отреагировала на текст крайне негативно: Зоя Светова, Александр Морозов, Ольга Романова, Аркадий Дубнов и многие другие раскритиковали как само расследование (качество его исполнения), так и сам факт появления такого текста на вроде бы либеральной площадке.

Если постараться суммировать все претензии и свести их к одному абзацу, то они будут звучать примерно так: «Медуза», опубликовав это некачественное, сырое расследование, основанное на непроверенных фактах, дискредитировало несправедливо осужденных участников дела «Сети», чьи показания были получены под пытками, и тем самым сыграло на руку «коллективному Кремлю». Теперь публичным лицам будет сложнее «вписываться» за «Сеть», ведь часть группы подозревается в убийствах и торговле наркотиками.

Те, кто понимает, что критиковать СМИ за то, что оно мешает политической кампании по защите фигурантов дела «Сети» — довольно странная затея и атака на свободу слова, стараются раскритиковать качество самого материала. В их логике материал не должен был появляться не потому, что он вредит «общему делу», а потому что он просто не соответствует журналистским стандартам. Якобы он представляет только одну точку зрения (анархистов). Указание редакции «Медузы» на то, что само расследование и является альтернативным взглядом на дело «Сети», не воспринимается критиками как серьезный довод.

Другие участники дискуссии, например Алексей Навальный, прямо указывают на то, что вроде бы «своя» «Медуза» помогает «чужим» прокремлевским СМИ, которые уже раскручивают ее публикацию для того, чтобы «очернить» фигурантов «Сети».

И если сторонники первой стратегии хотя бы пытаются замаскировать приверженность к концепции Карла Шмитта, то вторая группа своей аудитории говорит прямо: есть информационное противостояние с властью, СМИ — инструменты информационной войны, а редакции и журналисты — боевые единицы, которые должны действовать в «наших» интересах. Если это не так, то они дезертиры и предатели, и их нужно исключить из «наших» рядов.

В любом случае, обе группы подходят к вопросу инструментально, и если присмотреться, то их подход к СМИ и либеральным свободам окажется схожим с представлениями их политических оппонентов: представьте, как отреагировали бы провластные спикеры на появление, например в «Известиях», статьи, которая бы, по их мнению, приносила пользу политическим оппонентам.

Давление

У либеральных лидеров мнений нет административных инструментов давления на редакцию «Медузы», они не могут в закрытом режиме потребовать снятия материала, увольнения главного редактора и публикации опровержений. Единственный их инструмент — это публичное осуждение и апелляция к институту репутации, именно поэтому уже спустя два дня после публикации в соцсетях стали появляться требования к Тимченко, Колпакову и Осетинской (состоит в наблюдательном совете) не только объясниться, но и сделать некие кадровые выводы после разбора ситуации, другими словами, «наказать виновных».

На СМИ, его редакцию, журналистов и наблюдательный совет оказывается давление. И делается это всеми возможными способами. Учитывая, что выше мы наблюдали, что либералы по сути своей относятся к СМИ точно так же как критикуемые ими «государственные пропагандисты», закрадываются сомнения относительно того, не стали бы они применять репрессивные инструменты административного давления на независимые издания, если бы у них была такая возможность.

Неутешительный итог

Скандал с расследованием «Медузы» лишний раз показал, что многие условные «либералы» ничем не отличаются от условных «консерваторов». Вся суть их различий сводится к тому, что они просто оказались по разную сторону баррикад. Первые оказались ближе к Кремлю, поэтому стали самоидентифицироваться как государственники и охранители, их оппонентам не оставалось ничего лучшего как противопоставить себя в идеологическом плане, заняв место либералов.

У одних есть репрессивные инструменты, а у других нет. Одни могут давить неугодное мнение за счет админресурса, а другие — только за счет исключения субъекта из списка «друзей», подвергая их публичному остракизму.

И тем, и другим в общем-то чужды либеральные идеи и свободы. На полях информационной войны нет места дезертирству.

Произошедшее с «Медузой» в любом случае дискредитирует не только фигурантов дела «Сети», как об этом говорят некоторые спикеры, но бросает тень на всех участников этого публичного дискурса, так как они закладывают очаги напряженности и игнорируют либеральные права и свободы.

Судя по тому, что говорят сами журналисты, редакция «Медузы» поторопилась с выпуском материала, посчитав, что признание в убийстве, полученное от одного из участников группы, — это «большая журналистская удача».

Конструктивная критика материала по существу выглядела бы адекватным шагом, но обвинение в «предательстве» и уроне кампании по защите фигурантов дела «Сети» выдает как минимум нелогичным, а как максимум противоречащим либеральному представлению о роли СМИ.

Михаил Карягин, политолог

Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".