Комментарий
9 Февраля 2017 17:57

Кремль разрабатывает сценарий по обновлению элиты

Леонид Гозман политикЛеонид Гозман

Леонид Гозман
политикЛеонид Гозман
Хоть до официального старта президентской избирательной кампании еще далеко, она уже фактически началась. Впрочем, до сих пор это  - "уравнение со многими неизвестными". Известно лишь, что готовы к бою традиционные участники - лидер КПРФ Геннадий Зюганов, лидер ЛДПР Владимир Жириновский и лидер "Яблока" Григорий Явлинский. В СМИ же то и дело появляются слухи и домыслы относительно того, какие фамилии еще могут появиться в избирательном бюллетене. Свое мнение на этот счет высказал Леонид Гозман. 

- Избирательная кампания 2018-го года интересна не результатом, а процессом. С результатом и сейчас всё понятно, если даст Бог, со здоровьем будет все в порядке, то президентом будет, разумеется, именно Путин и никто иной. Важно, какое влияние выборы президента окажут на настроения в стране, на общественную стабильность, а не на имя президента. И здесь надо понимать, что Навальный никуда не делся: независимо от того, допустят его к выборам или нет, он остаётся фактором избирательной кампании.  

Сейчас он подаст в Конституционный суд, будет следующая инстанция, и т.д. Я глубоко уважаемо отношусь к товарищу Зорькину, но у меня нет никаких сомнений в том, что Конституционный суд ему откажет. Но при этом Навальный продолжит воздействовать на общественные настроения. Появится ли кто-то ещё? Я не исключаю того, что это будет человек из крайне национал-патриотического фланга. 

- Например?

 -  Имя я бы не осмелился сейчас назвать, но что-то из категории уж совсем безумного типажа, вроде Игоря Стрелкова. Полагаю, такого человека могут выставить, зарегистрировать и дать ему деньги на кампанию для того, чтобы у Владимира Владимировича появился конкурент. К тому же есть возможность показывать: «если не Путин, то может прийти вот такой бандит». Никто не скрывает, что задачей Кремля в этих выборах является высокая явка. Она нужна для легитимации власти. Потому что представьте себе, проходят выборы, ЦИК отчитывается, что в них приняло участие 70% населения, 98, здесь возможна любая цифра, из них проголосовали за Владимира Владимировича, а ни вы не ходили голосовать, ни ваши друзья, ни ваши соседи и т.д. Есть только тётя, которая участвовала, и то она голосовала за Зюганова, и так далее, и народ не верит результатам выборов. И тогда психологическая легитимность нулевая. 

- Надо признать, что от традиционных участников выборов - и Геннадия  Зюганова, и от Владимира Жириновского все подустали?

 -  Вообще все устали от всего, от Явлинского тоже устали. Люди столько лет видят одни и те же лица… В Америке пять президентов уже сменилось, а у нас всё одно и то же. Но это другой вопрос просто. Сейчас для Кремля важна явка, если много народу придёт на избирательные участки, то большинство проголосуют за Путина, потому что больше не за кого, с их точки зрения. Конечно, Навального они в избирательный список не пустят. Но чтобы люди пошли голосовать, нужна интрига, и поэтому кураторы, конечно, постараются каких-нибудь экзотических фигур нагнать туда.

- Например, Прохоров, может вновь появиться?

- Сам Прохоров вряд ли, а кто-то вроде него - вполне возможно. Не исключено, что таких «героев» вовсе не будет. Прохоров в свое время слишком много набрал по Москве, чуть ли не 20% взял на тех выборах, а это в общем подрывает легитимность власти президента в столице. Народ начинает думать: « Говорят 20, а, наверное, на самом деле 40 процентов». У нас же не верят в процесс выборов. Поэтому, может быть, в Кремле решат, что лучше ограничиться  тем же совершенно безопасным Явлинским. Хотите голосовать за что-нибудь либерально-демократическое? Вот пожалуйста, Григорий Алексеевич есть, ничуть не изменился.

- Может, например, выдвинуться Владимир Рыжков? 

-  Я думаю, что они не осмелятся.

-  Они - Кремль или Рыжков и его сторонники?

- Рыжков бы пошёл. Кремль не осмелится, я думаю, по той же причине, он заберет голоса многих жителей столицы и крупных городов. Конечно, он не может победить, победить никто не может, победит Владимир Владимирович Путин.  Но такие кандидаты, как Рыжков или Дмитрий Гудков, могут раскачать ситуацию. 

- Есть версия, что может появиться кандидат - женщина.

- Толку-то с неё, у нас не по гендерному принципу выбирают. Может и появится, но это ничего не изменит. Задачу повышения явки это не решит.
 
А вот национал-патриот вполне может вписаться в кампанию. Такой кандидат не очень опасен для начальства, потому что значительная часть патриотически настроенных людей будет голосовать за Путина, они поддерживают реального национал-патриота. И придуманный национал-патриот не отберет у него много голосов.

- То есть получается, что либеральные кандидаты опасны из-за того, что за них будут голосовать жители больших городов, а кандидат – национал-патриот наберет небольшое количество голосов в провинции?

  - Это же во всём мире так, в своё время Махмуд Ахмадениджад, президент Ирана, был избран голосами провинции, а Тегеран был против него. В США Дональд Трамп избран голосами провинции, а крупнейшие интеллектуальные, экономические, финансовые центры голосовали против него. 

За Трампа голосовал так называемый «ржавый пояс», то есть относительно отсталые территории США, поддержали его и провели его в президенты. У  нас ситуация ровно такая же.  Так, на парламентских выборах за ЕР  проголосовало почти 90% избирателей в Чечне и Дагестане, и всего 13% списочного состава избирателей Москвы и Петербурга. То есть так называемые «зоны управляемого голосования» - основная опора власти.

- Давайте вернёмся к теме об участниках избирательной кампании. Почему всё время старые лица?

-  А зачем отказываться, кому они мешают? Кому мешает Зюганов, кому мешает Жириновский, кому мешает Явлинский? Была смешная гениальная карикатура Сергея Ёлкина, как Владимир Владимирович открывает дверь, где написано «реквизит к предвыборной кампании», открывает кладовку, а там стоит Явлинский. 

- Ваш прогноз, когда появятся новые лица… 

- Об этом лучше спросить в Кремле. На самом деле, есть разные задачи. Сейчас решается вопрос о том, как легитимизировать грядущую неизбежную победу Владимира Владимировича Путина. Кто-то из кураторов, полагаю, пишет сценарий, что будет тогда, когда Путин уйдет с поста. 

- Готовят новую элиту? 

- Да.. К сожалению, наша система (не хочу говорить, хорошая она или плохая, какая есть), не имеет потенциала внутренних изменений, она сама по себе не меняется. Вот американская система имеет этот потенциал, большой, маленький, трудно сказать, но имеет. Вместо Обамы пришёл Трамп, это другое направление, это другие люди. У нас понятно, что власть в результате выборов смениться не может. Когда власть не может смениться в результате выборов, она меняется как-то иначе,  разными способами: с кровью, без крови, и т.д. Например, Лех Валенса, прежде чем быть избранным президентом Польши, стал лидером Польши задолго до этого. И это решалось не на выборах, а на улице, стачках, путем разговоров, которые люди вели между собой, и так далее. Я думаю, что такой же процесс идёт у нас сейчас, то есть, предпринимаются действия, которые рассчитаны на продолжение существования той политической системы. Кремль пытается заниматься, и достаточно эффективно это делает, стабилизацией политической ситуации, уничтожением политической конкуренции, чтобы никто не представлял реальной угрозы для действующей власти, ну и так далее. Кроме этого есть и другие процессы, которые очевидным образом объективно ориентированы на решение тех проблем, которые возникнут когда система тем или иным образом начнёт разрушаться.

-  Может быть такой вариант, как при Ельцине: Путин просто оставит преемника? 

- Это уже было. Тогда, в 2008 году, президент мог назначить своим преемником кого угодно, и тоже бы всё получилось. Совершенно необязательно было беспокоить Дмитрия Анатольевича Медведева. Сейчас это уже не так, нужны определенные ресурсы для управления. Хотя я не исключаю, что один из путей трансформации системы: Владимир Владимирович попытается передать власть в какой-то момент кому-то по своему собственному выбору.

- Может этим человеком вновь стать Медведев?

- Думаю, что нет. Я не хочу оценивать достоинства и недостатки Дмитрия Анатольевича, но надо понимать, что с ним были связаны определённые надежды у значительной части общества,  и эти надежды не оправдались. Может быть, он в этом не виноват совершенно, но ему этого не простят. Разочарование – это односторонний процесс, фарш невозможно провернуть назад.

-  Медведева многие воспринимали как либерала...

- Он не был человеком из либерального лагеря. Он пытался себя так позиционировать. И поскольку у либерального лагеря не было «своего человека», люди стали надеяться на него - молодой, в КГБ не служил, и так далее. Но эти чаяния не оправдались. Я вовсе не хочу оценивать реальную деятельность Дмитрия Анатольевича на посту президента, хотя очень многие мне говорили, люди компетентные, что он многое сделал в реформировании судебной сферы. Так что тут настроения общественного мнения и его реальный вклад могут быть совершенно разные.

Важно то, что он не смог добиться того, что не даётся автоматически с должностью, всенародного уважения, харизма у него не появилась. Если Владимир Владимирович у нас решит поставить на Дмитрия Анатольевича, то это приведёт к очень сильной дестабилизации системы, даже если ему удастся его провести на выборах. Но, во-первых, явку будет не поднять, во-вторых, конечно, будет протестное голосование – будут голосовать за кого угодно, но не за него.

- Если не Медведев, из какого политического лагеря может появиться преемник? 

- Разумеется, это должен быть человек, близкий Путину идеологически, но менее одиозный в глазах международной общественности. Скорее всего, это технократ, который покажет, что хватит болтать, пора заниматься делом.

- Есть скамейка запасных, где своего часа дожидаются такие люди?

- Не уверен. Всё время тасуются одни и те же люди, даже по парламенту видно.

- Сейчас началась ротация губернаторов. Исполняющими обязанности назначены молодые люди. Чего старается власть добиться: запустить процесс обновления, создать новую элиту, подготовить скамейку запасных?

-  Думаю, всё вместе. Кроме того, это попытка решения проблем регионов. По-видимому, те губернаторы, которых сейчас снимают, слишком заигрались,  и ситуацию надо исправлять.

-  Вернемся к президентской кампании – в итоге в бюллетенях могут появиться совершенно непредсказуемые люди?

-У нас непредсказуемая в принципе страна, потому она такая интересная. Такой человек может появиться, в принципе, из любого лагеря.

- Рядом с фамилией Явлинского может появиться яркий либерал?

- Даже в этой не сильно эффективной партии «Яблоко» есть яркие люди. Тот же Лев Шлоссберг, который  доказал, что он настоящий борец, и добивается он не машины с мигалкой.

Дмитрий Гудков мне кажется очень перспективным политиком с большим потенциалом. Будет ли этот потенциал реализован, другой вопрос. Конечно, если бы Григорий Алексеевич сейчас ушёл с поста и уступил дорогу Шлоссбергу или Гудкову (лучше Гудкову, потому что на Шлоссберга может быть ещё реакция антисемитов), это было бы неплохо. Но Григорий Алексеевич у этого не сделает, он уже заявил, что будет баллотироваться в президенты. Хотя то, конечно, это - цирк.

- По последим данным, и Касьянов собирается...

- Это тоже цирк. Абсолютно несерьезно. Парнас набрал на выборах около одного процента.

- Почему лидеры практически всех партий несмотря на возраст и усталость (их , и от них) так держатся за свои посты?

- Это лучше у них спросить. Мою версию я высказывать не буду. Могу напомнить только, что лидеры «Союза правых сил», в котором я имел честь состоять в 2003 году, подали в отставку все сопредседатели - Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, Ирина Хакамада, Борис Немцов. И через два года председателем политсовета был избран Никита Белых, которому тогда было всего тридцать три года.

А не уходят со своих постов, потому что у нас нет соответствующих институтов. Если бы у Обамы не было ограничений сроков, может быть, он ещё восемь сроков сидел, почему нет? Полагаю, что если бы Обама сейчас избирался, он бы победил. Просто есть институты, которые работают, и никому не приходит в голову их как-то менять. А в России нарушают Конституцию. 

-  Нарушил или нет – спорный вопрос. Формально все соблюдено, Путин уступил место другому человеку. Ни Жириновский, ни Зюганов, ни Явлинский ни разу даже не предприняли такой попытки и не подумали «хоть на один грамм» поделиться своими полномочиями.

- На самом деле, Владимир Владимирович отказываясь от должности формально, оставался лидером. Все понимали, что рычаги влияния остались в руках у Владимира Владимировича, просто Центр власти переместился из Кремля в Белый дом на те четыре года. Ни у Жириновского, ни у Зюганова, ни у Явлинского таких механизмов нет. Хотя  Явлинский пытается - он сделал вроде бы формально председателем партии Сергея Митрохина, но оставался главным. Сейчас партию возглавляет Эмилия Слабунова, но лидер – все равно Явлинский.

- Так почему все-таки лидеры парламентских и непарламентских партий не показывают пример и отвергают принцип ротации?  Опасаются потерять место, власть, привилегии? 

- Как я уже сказал, я принадлежу к той группе, которая в свое время полностью обновила свой руководящий состав. А почему другие не делают, я не знаю, лучше спросить у них.

Автор:
____________

Читайте также:

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".