Комментарий
11 Июля 2016 12:28

Политсистема продолжает работать «по понятиям»

Ирина Хакамада политикИрина Хакамада

Ирина Хакамада
политикИрина Хакамада
Думская избирательная кампания в самом разгаре: состоялись съезды, выдвинуты списки, началась борьба за избирателей. Присоединение бывшего сопредседателя Союза правых сил (СПС) Ирины Хакамады к «Партии Роста» стало для многих неожиданностью. Она возглавит  московскую региональную группу «Партии Роста».

О том, почему она решила вернуться в политику, как за это время изменилась политическая система и какой она видит будущую Думу, Ирина Хакамада рассказала в беседе с «Актуальными комментариями».


- Почему вы всё-таки решили вернуться в политику, почему именно сейчас, как изменилась политическая ситуация и политсистема за последние годы? 

 -  Во-первых, политическая ситуация изменилась в худшую сторону, может быть, поэтому решила. Во-вторых, экономика с трудом подстраивается под такую политическую турбулентность. Пострадал в первую очередь, средний класс, люди, которые в общем-то создают рабочие места и платят налоги. И, как следствие, экономика задыхается.

Экспортная выручка больших компаний уходит в бюджет. В результате никому ничего не достается. В результате рабочих мест не хватает, кредитов нет. Самые умные, подвижные, желающие работать и зарабатывать – начинают уезжать. И я поняла, ситуацию надо менять либо сейчас, либо никогда. Поэтому присоединилась к «Партии Роста». 

- Почему именно  молодая «Партия Роста», а не « Яблоко», у которой многолетний либеральный имидж?

 - Главная задача - помочь среднему и мелкому бизнесу. В «Партии Роста» этим занимается уполномоченный при президенте по правам предпринимателей Борис Титов, который имеет больше других возможностей донести до Кремля суть проблем, которые волнуют бизнес.

- Могли бы вы рассказать о программе, которую намерена осуществлять «Партия Роста», чтобы облегчить жизнь предпринимателям?

- Мы требуем для самозанятых и микробизнеса налоговых каникул на три года. И мы единственные, кто считает, что при нынешних экономических реалиях возможно смягчение и снижение кредитных ставок. Наполнение бюджета не должно быть самоцелью. Надо по более низким ставкам обеспечить доступ к ресурсам малому и среднему бизнесу. И тогда он начнет инвестировать в собственную экономику, будут создаваться рабочие места. И тогда появятся дополнительные деньги в пенсионный фонд, решится вопрос с занятостью. Даже если рабочего уволят с крупного предприятия, он найдет работу в другом месте.

  - Думу шестого созыва называли однопартийной несмотря на то, что там присутствовало четыре фракции. Парламентская оппозиция голосовала в унисон с партией власти. Считаете ли вы, что сейчас пришло то самое время, когда власть готова «разбавить» Думу либеральной фракцией.

- Я не верю никаким обещаниям, тенденциям и скрытым смыслам. Просто нет, и все. 

 - Власть обещала, что эти выборы будут честными. Вы считаете, что откажутся от использования админресурса?

 - Этого не может быть по определению. Конечно, будет использоваться админресурс. Вопрос – в каких объемах.

  - Как бы вы могли охарактеризовать нынешнюю политическую систему?

- У нас нет конкурентной политики. У нас нет политики как таковой. Это вертикаль политической власти без конкуренции. 

- Сейчас ситуация меняется? Какие изменения возможны в связи с возможным приходом в Думу «Партии роста» или «Яблока»

 - Ситуация политическая не изменится, но может улучшиться экономика.  «Партия Роста» и ее лидер Борис Титов подготовили все необходимые пакеты документов, разработали конкретные экономические инициативы, которые обсуждались у президента Путина. Он не стал их критиковать. Эти предложения представлены для обсуждения в правительство. Мы проделали большую профессиональную работу. Сейчас нужна поддержка парламента. 

- На какую фракцию вы рассчитываете в будущей Думе? 

- Минимальную, потому что партия молодая. 

- Как вы считаете, кто мог бы вас поддержать инициативы «Партии роста»  в будущей Думе? 

- Нас может поддержать «Яблоко» в рамках экономической программы. По Крыму Титов и Явлинский расходятся. У меня позиция особая по этому вопросу, и я бы ее сейчас не стала озвучивать.
«Партия Роста» может рассчитывать на поддержку либерального крыла «Единой России». Но только частичную, если на то дадут добро.

- Какие перспективы у радикальных партий – того же ПАРНАСа, сторонников Навального? 

 - Навальный вообще не может избираться, «Партию прогресса» не зарегистрировали. ПАРНАС будет участвовать в выборах наравне с «Яблоком». 

- Каковы шансы этих, назовем их малыми», партий на предстоящих выборах?

 - Шансы ровно такие, насколько они способны друг друга не поливать грязью.

-  Удастся ли достичь желаемого?

- На словах все на это согласны, на деле - пока не сильно, но во всяком случае будут стараться, я надеюсь.

- К либералам отношение в России не самое хорошее. Остался ли либеральный электорат?

 -  Такое отношение сложилось потому, что наклеили неправильные ярлыки. Либеральных политиков в России с 91 года, по сути, не было. Были либертарианцы, которые освобождали экономику, проводили шоковую терапию, открывали путь бизнесу. Частично это было сделано правильно, но были и грубые ошибки. На самом деле последнее столетие в России либералов не было. 
Сталин их всех расстрелял. Поэтому приходится начинать заново. При этом федеральные каналы устраивают свистопляску, отплясывая на либералах, потому что остальных они боятся. Конечно, те, кто смотрит телевизор, негативно воспринимают демократов. 

 Но примерно 15% россиян думают иначе. Они-то  и создают рабочие места.

- Предвыборная кампания началась громкими арестами. Вы даже поручились за Никиту Белых. Череда таких громких дел продолжится?

Дело Никиты Белых – сложное.

Не исключаю, что имело место провокация. Такой антикоррупционный тренд продолжится. Во многом, это связно с появлением Нацгвардии. В нее входят элитные представители всех спецслужб по борьбе со всем на свете. Они хотят себя показать и начинают это делать. Поэтому громкие дела обязательно будут.

 - Не посеет ли это страх в обществе?

 - В страхе общество живёт уже давно, поэтому сеять сейчас уже нечего. Честному человеку бояться особо нечего, а чиновников, вероятно, по модели Сингапура хотят приучить к порядку, чтобы они боялись брать взятки, воровать.

Но я в это что-то не верю, потому что система  разделена на кланы, которые имеют разные полномочия: одним всё можно, другим - периодически нельзя. У нас все работает по понятиям. Кто ж разберёт, кто из них коррупционер, а кто нет

  - Вы человек, который в политике очень давно, может ли быть женщина-президент, готовы ли вы выдвигаться?

 - Я об этом не думаю. Женщина может стать президентом в России в ближайшие 10-15 лет. Люди хотят какой-то больше заботы о себе, о стране, и надеются, что женщина-президент  будет более тонкой. Конечно, есть женщины такие же, как мужчины, агрессивные. Госпожа Яровая не производит впечатление матушки.

Автор:
____________

Читайте также:
  • Мода на либералов
  • «Яблоко» рассчитывает на победу в Москве
  • Избирателей мало интересует внешняя политика



    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".