Комментарий
22 Февраля 2017 14:09

Протестные настроения в Москве выше, чем после Болотной

Дмитрий Гудков политикДмитрий Гудков

Дмитрий Гудков
политикДмитрий Гудков
Дмитрий Гудков объявил о своем намерении выдвигаться на пост мэра Москвы. В беседе с «Актуальными комментариями» он рассказал о том, какие технологии намерен использовать во время избирательной кампании, как собирается убедить москвичей голосовать именно за него и какие политические силы готовы его поддержать.

- Кто из коллег по «оппозиционному цеху» готов вас поддержать? Рассчитываете на то, что станете единым кандидатом от оппозиции?

- Лев Шлосберг меня поддержал из партии «Яблоко». Я ещё не успел ни с кем встретиться. Конечно, буду вести переговоры, просто ещё не начал. На следующей неделе, после марша памяти Немцова, начнется интенсивная работа в этом плане.

 - Сможет оппозиция объединиться? что для оппозиции значат выборы мэра?

 - Во-первых, если говорить про политическую мотивацию, то Москва – это не просто столица, это место концентрации интеллектуального потенциала всей страны, что, конечно, несправедливо, потому что он должен распределяться между разными регионами. Но так исторически сложилось, что Москва – абсолютно европейский, с жителями наиболее образованными, умными, прогрессивными. Конечно, такие люди есть и в других городах, но Москва –  явный лидер. Поэтому выборы мэра Москвы – это не просто сюжет о смене власти в одном из регионов, это федеральная история, это возможность сформировать новый вектор политического развития для всей страны. Москва – самый крупный регион-донор, который должен формировать повестку для страны, который должен задавать тон российской политики, который должен прививать свои принципы и стандарты жизни всем регионам. 

От выборов мэра Москвы зависит  развитие нашей страны. И конечно же, мэр Москвы должен быть независим от федеральной власти, а если мы говорим про городские дела, то, конечно же, управлять столицей должен человек, который здесь живет.

Что это за традиция, когда глава самого крупного региона живёт не в Москве и не в регионе, это вообще не дело, живёт в особо охраняемой зоне, Рублёвско-Успенском шоссе, самом элитном посёлке, где нет тех самых проблем московских. Он - не стоит в пробках, не пользуется поликлиниками московскими, не дышит с нами московским воздухом, не пользуется общественным транспортом, в общем, этих проблем не понимает, не чувствует. Но проблема даже не в том, что Собянин не москвич, а уроженец Ханты-Мансийского автономного округа, проблема в том, что у него другая повестка: его личная повестка отличается от повестки москвичей и жителей Москвы. Не секрет, что  он хочет стать большим федеральным руководителем, и действительно ходят слухи, что видит себя в 18-м году чуть ли ни премьером. Конечно, ему не интересны проблемы Москвы. Он ими особо и не занимается, потому что эта должность для него - лишь трамплин для каких-то будущих больших политических игр. А мы живём в Москве и хотим, чтобы здесь система управления был по настоящему европейской. Почему мы должны стоять  в многочасовых пробках, дышать пылью, страдать от нерадивых застройщиков.  Я недавно был на улице Народного ополчения в округе, там во время кампании мне просто показали, как с балкона можно до дорожного знака рукой дотронуться...

- Мэр Москвы – политик или хозяйственник?

- Мэр Москвы, конечно, в первую очередь политик, причем политик номер два в России. Это вторая по значимости выборная должность, и мэр Москвы должен играть ключевую роль в политике всей страны, он не должен выполнять, служить интересам кооператива «Озеро» и другим кооперативам. У нас уже Москва расходится на трофеи для всяких разных бизнесменов из «приближенного пула» - аэропорты московские уже принадлежат собирательному кооперативу «Озеро», крупнейшие торговые центры, деловые центры, им же принадлежат, у нас уже вывоз мусора и иллюминация для улиц праздничная, всё на откуп отдаётся только им.   Политика у нас такая - «друзьям у нас всё, а москвичам ночь длинных ковшей». Я уже не говорю о том, что никакого нормального плана Москвы нет: что за точечные застройки, вырубка парков, возведение на скорую руку храмов?
- То есть, в ближайшее время вы представите программу по благоустройству…

-Не только благоустройству. Во-первых, если мы говорим про формирование удобного для проживания города и городской среды, то совершенно очевидно, что есть решения мэрии, которые правильные. Например,  когда стимулируется переход на общественный транспорт, дестимулируется использование личного автомобиля. А потом раз, в интересах строительного лобби строят магистрали через жилые районы, и люди опять пересаживаются на автомобили. Зачем мы платим парковку в центре города, если они перечёркивают одним решением все эти правильные инициативы, которые прописаны во всех учебниках по транспортной политике? И мы опять стоим в пробках. Сейчас пятиэтажки будут сносить. Боюсь, что они на их месте будут строить опять многоэтажные здания, въедут люди и обнаружат, что мест для машин нет, детей в школу неподалеку не принимают, детских садиков – тоже нет.
Главная задача мэра Москвы сделать Москву комфортной для проживания. 

- Что даёт снос пятиэтажек Собянину – добавит или наоборот, отнимет голоса избирателей? 

 - Давайте поймём, кому это выгодно: у нас по закону можно сносить аварийные дома. Их уже снесли. Пятиэтажки, которые остались, они не аварийные, а построены из хорошего кирпича, люди живут в хороших районах. И если они сейчас принимают закон о сносе пятиэтажек, то это значит ,что от людей выселят куда-нибудь из центра подальше. А предприимчивые строители, которые входят в ближайшее окружение  власти, там понастроят многоэтажек, заработают денег.

 Их даже не волнует, что это может отобрать у Собянина голоса. Они считают, что у них под контролем телевизор, административный ресурс и они переиграют всех. Власть думает только о том, как сделать хороший коммерческий проект. Это касается всех сфер – от благоустройства, до образования и медицины. Недавно вскрылась история с закупкой лекарств департаментом здравоохранения по самым высоким ценам, которые  выше рыночных. Коррупция  расцветает даже там, где речь идет о жизни людей.  Хоть нас уже, кажется, ничего не может удивить, такие истории шокируют.

Еще одна история - закупки практически во всех областях не прозрачные, система выстроена таким образом, что в тендерах даже уже никто не участвует из предпринимателей, они понимают, что всё заранее предрешено. Плюс сколько историй, когда тендер проводят по проектам, на которые уже  реализованы ( то есть потом проводится тендер для того, чтобы эта же фирма выиграла). 

 - Понятно, что очень многие москвичи  недовольны происходящим. Но пойдут ли они на избирательные участки? 

 - Это отдельная история, ещё и проблема, что местное самоуправление в Москве просто уничтожено, и житель столицы вообще не застрахован от того, чтобы в одно прекрасное утро проснуться под бой молотка в своём дворе и не застрахован от того, что у него во дворе вырастет многоэтажка и торговый или деловой центр, и жаловаться некуда, потому что мэрия далеко, и там в принципе это никого не интересует.  Мосгордума, по большому счету, палатка марионеток, в основном, не все, конечно, но большинство, ничего делать не будут, а местные депутаты вообще ни на что не влияют. А должно быть наоборот.  К тому же  о Москва – это город, где каждый район имеет свою специфику. Одна из главных задач – развитие самоуправления.  

 - Вы можете представить, что власть согласится на оппозиционного мэра?

 -  Юрий Лужков был не прокремлёвский человек, даже был конфликт с Ельциным
 
- И это продолжалось очень короткое время.

 -  Всё равно он был более самостоятельный...

- Давайте вернемся к кампании. Вы на предыдущий вопрос не ответил: есть недовольство у продвинутых москвичей, пойдут ли они голосовать? Скажем,  Алексей Навальный участвовал в выборах  после Болотной, и люди пошли на избирательные участки. Сейчас ведь иные социальные настроения…

- Совершенно очевидно, что протеста стало больше в Москве.  Просто тогда был организованный политический протест, который коррелировал   с эмоциональным настроем. Сейчас этот протест распределён по разным социальным стратам. Например, врачи недовольны, что уничтожен престиж профессии.  Поликлиники построены, система записи электронной появилась, а врачей не хватает. Врачи не идут работать в поликлиники, потому что денег мало и престижа тоже никакого. Высокое недовольство в предпринимательской среде, которым устроил ночь длинных ковшей. Понятно, что они не пошли на какие-то митинги, но это не значит, что протеста нет. Есть недовольство даже среди чиновников, которые недовольны, что интересные направления отдаются на откуп питерской команде. Практически все москвичи недовольны пробками, парковками, состоянием дворов и домов.

- В своей избирательной кампании  собираетесь использовать новые технологии?

- Скажу одну вещь, чтобы никто больше не жил заблуждениями, Трамп не выиграл за счёт каких-то там технологий big data, вернее, он их использовал, но он выиграл потому что он  провел яркую кампанию и был протест против истеблишмента.  Можно как угодно называть, но это не победа новых технологий. Новые технологии всего лишь позволяют более удобно, компактно организовывать избирательные кампании. И конечно, мы их будем использовать. Во время выборов в Думу применяли технологию CRM, это custom relationship management, то, что используется в сложном бизнесе, когда нужно управлять большим количеством людей, проектов, и так далее. Сейчас мы выстраиваем систему для Москвы. У нас будут десятки тысяч волонтёров, сотрудников штабов, и управление должно быть современным. Готовим ролик о том, как «машина» будет контролировать  работу волонтёров и менеджеров: если задача не выполнена  в течение трёх дней, загорается плашка красным, ему приходит напоминание на мобильный. Также формируется статистика  по каждому человеку, по каждому волонтёру, стороннику, сотруднику штаба, и это всё видит начальник штаба, который оценивает эффективность работы. Это мы будем использовать, самая главная технология –  иметь настоящих реальных сторонников. У нас есть реальные сторонники, и наша задача – их мобилизовать, сделать так, чтобы они поверили в успех, Также наша задача – сделать так, чтобы люди, которые нам поверят, стали нам жертвовать в том числе и деньги, потому что выборы в мэры -  дорогая кампания, нам надо собрать сотни миллионов рублей, больше ста точно. На выборы в Госдуму мы собрали 40, здесь нужно больше, это, конечно, очень сложная задача и серьёзная проблема.
 
Нам нужно, чтобы наши волонтёры помогали нам распространять газеты, ходили по соседям, обходили дома, то есть это будет кампания door-to-door, от двери к двери. Наше преимущество на той же «Единой Россией» в том, что у нас есть реальные сторонники и идейно заряженные люди. Во время думской кампании по округу ходили 500 человек идейных сторонников, которые могли что угодно объяснить и переубедить любую бабушку. А у Онищенко ходили две тысячи дворников, которые снимали мои плакаты, то есть он выиграл только за счёт того, что он был каждый день в телевизоре и рассказывал, как он пруды чистит, помогает бабушкам, а я физически не успел обойти все квартиры. Но московские выборы, это выборы по двухтуровой системе и это открывает перед нами определенные возможности.

 Считаю, что второй тур неизбежен и  надеюсь, что появятся кандидаты от других партий. Во время выборов, в которых участвовал Навальный, другие кандидаты практически ничего не делали, они смогли мобилизовать своих избирателей, привести их на участки, поэтому Собянину с выстроенной мобилизационной машиной и бюджетом не составляло сложности одержать победу.
Если бы другие кандидаты активно  работали и привели избирателей, то Собянин бы набрал меньше, и был бы второй тур.

-  Изменится ли ситуация, кого бы хотели видеть  своим соперником, намерены ли представители парламентских партий активно участвовать в этой кампании или будут подыгрывать власти?

- Хотел бы видеть тех, кто умеет проводить избирательные кампании и хотя бы общаться с людьми не через билборды и газеты, а напрямую. В «Справедливой России» и  ЛДПР я таких людей не вижу и не знаю, их нету. От КПРФ Андрей Клычков уже заявлял о своей готовности выдвигаться.  Он умеет проводить кампанию, я его даже поддерживал на выборах в Мосгордуму. Конечно,  многое будет зависеть от результат муниципальных выборов. Если опять получится так, что административным ресурсом не пустят никого, и уже Собянин будет решать, кто пойдет на выборы, то могут Клычкова и меня просто не допустить, чтобы спокойно в первом туре победить. Поэтому мы и начинаем эту кампанию сейчас, и задача наша – провести сотни людей в муниципалитеты, как это в Щукино сделали. Главная задача - прямо сейчас уже искать хороших кандидатов, помогать им собирать подписи. Ведь выборы идут по одномандатным округам, и там уже административный ресурс на два не делится. Даже если  нашим кандидатам первым не удастся прийти, они вполне могут занять второе место или третье, но пройдут. От этого многое зависит:  если у нас будет команда депутатов, и мы проходим муниципальный фильтр, то мы уже не зависим вообще никак от мэрии, мы автоматически тогда становимся участниками кампании. 

- Как вы себя позиционируете – кандидат для демократического электората, представитель среднего класса, выразитель идей молодого поколения? 

 - Я надеюсь завоевать симпатии и голоса самых разных людей.  Во время выборов в Думу у меня было 3 тысячи волонтёров, треть были люди старше 60 лет, это была интеллигенция -  бабушки, дедушки, которые слушают «Эхо Москвы», очень образованные и компетентные.  Конечно, много молодежи. Мне важен контакт с избирателем независимо от возраста, политических взглядов и т.д. Ведь, в ходе общения всё равно, если человек разумный, ты ему объясняешь свою позицию, свою программу, нормальным человеческим языком без всякого пафоса.  Я уверен, что за меня будут даже голосовать и единороссы. После думской кампании мы провели анализ: на первом месте среди тех, кто голосовал за меня, были избирателя от «Яблока», ПАРНАСА и других демократических партий, а на втором месте были избиратели ЕР, причём большое количество. О чём говорит?  В ЕР очень много людей, которые, конечно же, опасаются, что придёт какая-то радикальная оппозиция к власти, но когда они видят хорошую команду, не радикальную, с хорошей программой, они готовы отойти от ЕР. Избиратели ЕР хотят перемен, им слишком долго рассказывали по телевизору, что все, кто не с ними, являются агентами..  

Сейчас люди уже начинают понимать, что это не так, потому что агентами становятся уже дальнобойщики, защитники Исаакиевского собора, защитники парков и т.д.  До людей доходит, что обвинения в том, что кто-то является агентом,  всего лишь пропаганда дешёвая по дискредитации всех, кто не с властью, кто не согласен и кто активно об этом говорит. 

Автор:
____________

Читайте также:
  • Шансы Гудкова на выборах мэра Москвы невысоки
  • Гудков идет в мэры Москвы
  • Желаю Гудкову успеха и готов ему помогать



    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".