Комментарий
16 Февраля 2017 10:00

Процент несогласных в России практически не меняется

 Константин Добрынин политик Константин Добрынин

 Константин Добрынин
политик Константин Добрынин
Страсти вокруг еще не вышедшего на экран фильма «Матильды» продолжают кипеть. Бывший член Совета Федерации Константин Добрынин, который является адвокатом режиссера фильма Алексея Учителя, призвал депутата Наталью Поклонскую не разжигать конфликт. В беседе с «Актуальными комментариями» Добрынин не исключил, что противостояние будет продолжаться.

- Эта история – абсолютно искусственная, просто выдуманная госпожой Поклонской и ещё кем-то. Здесь вообще нет почвы для спора, только звучат абсурдные требования проверить несуществующее художественное произведение на нарушение чьих-либо прав. Почему эта история никак не утихнет, лучше спросить у Поклонской. Мы в данном случае пострадавшая сторона: нам приходится объясняться, оправдываться. Более того, что самое неприятное, Поклонская хоть и юрист, но она умудряется обвинять граждан в совершении ряда уголовных преступлений, не представляя никаких доказательств.

- Вы говорили о том, что она несет определенную ответственность. Что имели в виду – моральный аспект или юридический? 

- Здесь есть два вида ответственности: во-первых, моральная, что очень важно, так как надо понимать, как в итоге отзовутся сказанные слова. Мы становимся свидетелями того, как эта искусственно поднятая лживая волна начинает выносить наружу совсем невообразимые вещи в виде так называемых псевдоправославных организаций, которые делают экстремистские заявления.

Есть и юридический аспект. Законом предусмотрена ответственность за заведомо ложный донос. Когда Поклонская обвиняет художественный коллектив фильма в том, что они совершают такие-то преступления, конечно, это заведомо ложный донос. Поклонская - сама юрист, она понимает, что она говорит, и что это вполне подходит под ложное обвинение. Но все мы понимаем, что она пользуется тем, что у неё есть депутатская неприкосновенность. Но мне кажется, что всему есть предел, и если эта искусственная история не будет утихать, а она будет дальше пытаться подбрасывать сюда каких-то псевдоюридических дров, то конечно, это может сыграть с ней злую шутку.

 - Стоит ли кто-нибудь за чередой скандалов верующих с атеистами? Кстати, такое противостояние часто ассоциируется с конфликтом охранителей и либералов? Уместны такие параллели?

- Если говорить о последних каких-то скандалах, которые на слуху, это, конечно, попытка передачи Исаакиевского собора РПЦ в Петербурге. Но я бы не назвал это стравливанием. К сожалению, зачастую какие-то разумные вещи, по своей сути, делаются в странной форме, и вызывает абсолютно закономерную реакцию гражданского общества. История вокруг Исаакия - показательный пример того, каким образом некорректные заявления, даже не действия, начинают выводить людей фактически на улицы и начинается некое гражданское противостояние. По факту, если разбирать историю с Исаакием, сам храм никогда и не строился для РПЦ. До революции церкви было отказано вообще в его передаче. Храм изначально возводился для двора, а поскольку император был главой церкви, на службу отправлялись приглашения, и просто так люди не могли попасть в храм. И кстати, если вспоминать прошлое, то собор вообще был на балансе МВД, формально. Поэтому собор всё равно был, есть и останется в государственной собственности. Сейчас он передан музею, РПЦ там осуществляет службы, какие с этим проблемы? Никаких. Если же передавать его РПЦ, то по форме эта процедура должна производиться иначе.
Сначала должны были провести нормальные слушания, причём не парламентские, а просто общественные слушания. Проведите дискуссию в обществе, пообщайтесь с людьми, полгода на это потратьте как минимум. Чего торопиться? Что случилось такого, для чего надо торопиться? Очень важно людям дать выговориться, сделать так, чтобы их услышали. Поэтому Исаакиевская история не то чтобы искусственна – она просто корявая с точки зрения формы. 

То, что касается стравливания либералов и охранителей – конечно, здесь глобальная проблема нашего общества. И те, и другие не умеют, к сожалению, разговаривать друг с другом. У нас разговор сходу переходит на повышенные тона. Это всегда видно. Причем так ведут себя представители обеих групп. Самое главное – оставаться нормальными людьми, а воззрения политические могут быть разными, но это не значит, что надо смотреть друг на друга через перекрестье прицела. 

- Политики пользуются такими «особенностями» нашего общества?

- Отдельные политики, конечно, пользуются, это печально, играют на низменных страстях.

- Вы поставили в вину петербургским властям, что они не стали говорить с горожанами по поводу Исаакиевского собора. Почему это произошло? Разучились разговаривать с людьми, считают, что это не нужно, на все согласятся?

- Я бы не сказал, что разучились – скорее, пока и не научились. К сожалению, гражданское общество не строится по мановению руки, это кропотливая работа на годы. И всё-таки после развала Советского Союза не так времени много прошло. У нас всё равно очень молодое гражданское общество, к сожалению, отсюда такие крайности, отсюда эта невыдержанность, какая-то резкость. Я думаю, что год за годом эти шероховатости будут сглаживаться, но за год или два это невозможно сделать. Россия слишком разная, у нас где-то XXI век, а где-то палкой-копалкой люди чего-то делают. Поэтому если мы хотим, чтобы гражданское общество было единым, сначала давайте сбавим на полтона голос, и начнём друг другу по-человечески объяснять, а не кричать.

- Социологи отмечают, что россияне в большинстве своем утратили интерес к политике и общественно-значимым проектам, впали в такую общественную апатию. Так ли это, на ваш взгляд? Есть ли желание выстроить гражданское общество, не испарился ли протестный потенциал?

- Замеры социологов не всегда отражают реальную картину. В одном, мне кажется, они правы, сейчас, к сожалению, наше общество поражено таким явлением, которое называется абсентеизм ( от английского слова absent – отсутствие). Если мы рассматриваем это с точки зрения конституционного права, это когда люди не хотят участвовать в выборах, в голосовании, в референдумах. Несмотря на то, что обладают активным избирательным правом, они сознательно уклоняются от участия в принятии решений. Связано это, как правило, как раз с утратой доверия к органам госвласти. С одной стороны, сказывается низкая политическая культура избирателей. С другой стороны, люди начинают понимать, что выборы ничего не меняют и мало значат. Это - одно из самых опасных явлений, потому что абсентеизм снижает легитимность власти, происходит внутреннее отчуждение власти от государства. К сожалению, мне кажется, что мы в это состояние каким-то образом вползаем, либо уже вползли. 

- Что бы вы могли сказать о протестных настроениях в Питере? Не кажется вам, что этот город несколько забыт в контексте столетия революции? Не отберёт ли северная столица пальму первенства у Москвы по накалу страстей среди рассерженных горожан?

- Если питерские интеллигентные горожане станут рассерженными, конечно, это будет ужасное зрелище. Я думаю, что хоть Питер, конечно, и стоит особняком, но в нынешней ситуации я не стал бы его выделять по уровню протестности. На самом деле неважно, это Питер, Екатеринбург или Иркутск: если власть перестанет разговаривать с народом, с гражданами уважительно, а будет совершать какие-то хамские решения, это может ситуацию разогреть и сдетонировать. И нужно понимать, что дело не в географии, а в умении власти общаться с населением.

- Вы много ездите по стране, сейчас находитесь в Екатеринбурге, который тоже относят к протестным, живете в Петербурге. Нарастают ли протестные настроения в регионах или власть может не обращать внимание на существующее недовольство?
 
- Власть обязана обращать внимание на любые настроения, протестные или не протестные, потому что общество состоит из различных групп людей, любое большинство состоит из огромного количества меньшинства, и нельзя говорить, что здесь у нас небольшой процент протестных настроений, тогда мы не будем сюда смотреть. Всё равно историю всегда меняет пассионарное меньшинство, а не пассионарное большинство. Поэтому власть просто обязана разговаривать с меньшинствами, а тем более, с теми людьми, которые не согласны. Пока у нее это не очень хорошо получается. Что касается настроений в обществе то, мне кажется, процент несогласных в российском обществе всегда примерно одинаков. Мне не кажется, что он растёт.

Автор:
____________

Читайте также:
  • Учитель пожаловался Чайке на Поклонскую
  • Матильда вместо Ельцина
  • Политскандал с литературным уклоном 



  • 28 Марта 2017 Новости  Горизбирком одобрил референдум по Исаакию Городская избирательная комиссия Санкт-Петербурга одобрила проведение референдума о статусе Исаакиевского собора. Это решение теперь должно принять законодательное собрание города. Оппозиция считает, что это важный шаг к достижению цели.  5 Января 2017 Новости  Дальнобойщики начали акцию протеста Питерские дальнобойщики начали акцию протеста. Автомобили блокировали въезд на платную трассу Западного скоростного диаметра. Движение автомобилей приостановлено на пункте пропуска у Благодатной улицы, образовалась пробка.  15 Июня 2016 Анонс  Саркози прилетит на встречу с Путиным 15 июня, в преддверии Петербургского международного форума. президент России Владимир Путин проведет неформальную встречу с экс-главой Франции Николя Саркози.  Не исключено, что Саркози  во время нынешнего визита в Северную столицу постарается обсудить с Путиным не только международную повестку, но и предстоящую избирательную кампанию.
    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".