Статья
4130 25 Апреля 2018 13:58

Раскол в адвокатском сообществе: что происходит?

В сообществе российских адвокатов в последнее время все чаще возникают конфликты, связанные с тем, что отдельные группы по-разному видят развитие корпорации. Некоторые адвокаты отмечают безосновательные попытки ужесточения внутренних регламентов, другие критикуют органы адвокатского сообщества за упущения в вопросах защиты коллег. Постепенно в дискуссии выделяются два лагеря, представители которых пока воздерживаются от открытой конфронтации, однако существующее напряжение периодически выливается в конфликты между адвокатами. «Актуальные комментарии» разбирались в том, что происходит в сообществе адвокатов.

Проблемы сообщества

Главная причина возникших противоречий — проблемы, с которыми сталкиваются адвокаты в своей работе: обыски у адвокатов, привлечение адвокатов в качестве свидетелей по делам, которые они ведут, споры вокруг адвокатской монополии на оказание юридической помощи, необоснованные лишения адвокатского статуса, попытки ужесточения кодекса адвокатской этики и принятия новых правил (например, правила поведения адвоката в сети интернет), предпринимаемые Федеральной палатой адвокатов (ФПА).

Все эти проблемы приводят к возникновению различных неформальных объединений адвокатов, которые имеют свое мнение и по-своему видят решение существующих проблем. Одними из самых ярких являются: «Пражский клуб» — неформальное объединение адвокатов, нацеленное на поиск решений проблем на пути защиты и укрепления независимости адвокатуры в России и «Адвокатская инициатива — 2018», члены которой выступают за реформирование адвокатского сообщества и системы ротации руководящих адвокатских органов.

Учредительное собрание «Адвокатской инициативы — 2018» прошло только 22 апреля, поэтому пока основные предложения и критика исходили от «Пражского клуба», который начал свою работу в 2016 году.

На сайте объединения отдельно подчеркивается, что «клуб не является каким-либо проектом ФПА, хотя представители ФПА участвуют в работе Клуба». «Пражским» клуб назван, поскольку первые заседания Клуба проходили в Праге на базе Института CEELI. Сегодня заседания клуба проходят не только в Праге, но и разных городах России. Руководящее звено клуба в основном состоит из питерских адвокатов, но в заседаниях клуба принимают участие руководители региональных палат и адвокаты из 35 регионов. Председателем клуба является питерский адвокат и правозащитник Иван Павлов.

Внутри Пражского клуба есть несколько направлений работы:

— Защита адвокатов от допросов, опросов и обысков;

— Создание института уполномоченных по защите прав адвокатов;
— Информационные проекты для адвокатов: картотека дисциплинарной практики, рейтингование сайтов региональных палат и т.д.;

— Проблемы допуска адвокатов к подзащитным.

Зачастую авторы и участники этих проектов критикуют деятельность ФПА, что неминуемо приводит к конфликтам, которые сегодня чаще всего проходят по линии «Пражский клуб» VS ФПА.

Конфликты

В официальном сообществе Пражского клуба в Facebook публично обсуждается несколько напряженных ситуаций, которые возникали между ФПА и членами клуба. Мы обратили внимание на несколько самых громких.

— Конфликт между Павловым и исполнительным вице-президентом ФПА и частым участником заседаний «Пражского клуба» Андреем Сучковым. Павлов опубликовал обращение Ассоциации молодых адвокатов, которое было направлено в ФПА со своим комментарием «Молодежь требует перемен!». При этом PDF-файл имел те же выходные данные, что и оригинал, полученный Сучковым. Самого Сучкова возмутил этот факт, что привело к жесткому ответу: «Интересное дело! Я это письмо получил несколько часов назад, секретарь ФПА принес его мне в запечатанном конверте, поскольку письмо адресовано лично мне. С этого письма в приемной ФПА сделан скан. И вот сейчас вижу этот файл, сделанный в ФПА (то же имя файла и другие отличительные особенности скана) в общедоступном виде. Я всегда сторонился вопроса, на чьи деньги существует Пражский клуб. Но теперь у меня все же возникает вопрос, близкий к этому: почему адресованная лично мне переписка появляется в общедоступном виде в Сети? И откуда Пражский клуб получил файл, который является исключительно внутренним в делопроизводстве ФПА? Что, ПК ведет шпионаж в офисе ФПА? Или этому есть более приличное объяснение?», — отметил вице-президент ФПА.

В ответ на обвинения Павлов еще раз указал на необходимость перемен в адвокатуре: «Информация в 21 веке носится со сверхзвуковой и даже сверхсветовой скоростью. Обвинение Пражского клуба в шпионаже отношу на свой счёт. Жаль, что ФПА все чаще выступает с позиции обвинителя. Но может это и к лучшему, тем рельефнее выглядит необходимость перемен».

— Исключение Президента Адвокатской палаты Удмуртской Республики Дмитрия Талантова, который считается одним из инициаторов «Адвокатской инициативы — 2018», из общей онлайн-дискуссии, которую организовывала ФПА. Этот инцидент привел к практически информационной войне между Талантовым и ФПА. По его словам, пресс-секретарь ФПА Татьяна Стрельчук совместно с одним из адвокатов его регпалаты инициировали кампанию по его дискредитации.

— Дело адвоката Ольги Динзе, которая была предупреждена Советом Адвокатской палаты г. Москвы за «недопустимую неосмотрительность», привело к конфликту между Павловым и вице-президентом АП Москвы, заместителем Председателя Комиссии ФПА РФ по защите профессиональных прав адвокатов Вадимом Клювгантом.

Конфликты, обозначенные выше, являются самыми яркими, но не единственными. Между ФПА и адвокатскими объединениями очевидно есть ряд противоречий. Источник АК, близкий к адвокатскому сообществу сообщил, что реакция ФПА на деятельность клуба неоднозначна: «ФПА то устраивает классическую информационную войну в духе разнузданной критики с баном „оппозиционных“ адвокатов в социальных сетях и даже на уровне президента палаты, то прислушивается к мнению и призывает к дискуссии. Оппозиционная критика особенно больная по части демократичности процедур избрания президентов и членов совета (избирают друг друга) — но это, говорят, спор „семидесятников“ с „пятидесятниками“», — отметил источник.

АК попросили прокомментировать ситуацию Андрея Сучкова, однако он отказался, перенаправив нас на пресс-службу ФПА, которая дала довольно сухой комментарий: «Федеральная палата адвокатов постоянно сотрудничает с общественными объединениями адвокатов, соблюдая при этом требования Закона об адвокатуре о том, что такие объединения не могут осуществлять функции адвокатских образований или адвокатских палат. К примеру, сотрудничество ФПА РФ и Федерального союза адвокатов России, Гильдии российских адвокатов имеет многолетнюю историю и является весьма плодотворным. Мы также ценим работу адвокатов в формате Пражского клуба и рассчитываем, что их деятельность принесет позитивные плоды адвокатуре», — сообщила пресс-секретарь ФПА Татьяна Стрельчук.

Секретарь Совета ФПА Сергей Гаврилов также отказался давать комментарий по поводу взаимоотношений с «Пражским клубом», сославшись на свой статус.

Постоянные участники «Пражского клуба» оказались более открытыми. Некоторые, как адвокат Юрий Новолодский, публично осуждают раскол, который намечается внутри адвокатского сообщества: «Дорогие коллеги, я хочу обратиться к вам, с тем чтобы мы не допустили раскола в адвокатской среде. В Библии сказано: „Дом, расколовшийся сам в себе, погибнет“», — отметил он в обращении.

В интервью АК Новолодский уточнил, что сейчас трений между ФПА и «Пражским клубом» нет, хотя такой период и был: «Многие предложения Пражского клуба принимаются положительно — как президентом ФПА Юрием Пилипенко, так и адвокатами в регионах. Повторюсь, никаких трений между Пражским клубом и ФПА нет. Был такой период, но сейчас уже все разрешено. Сейчас там избран новый руководящий орган, состоящий из трех сопредседателей клуба. Одним из сопредседателей стал Вячеслав Тенишев — первый вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. Другим сопредседателем стал московский адвокат Константин Ривкин. Третьим остался Павлов. Теперь то, против чего выступали некоторые представители ФПА — сосредоточение управления в одних руках — теперь это не так. Все решения теперь будут приниматься консенсуально», — отметил адвокат.

По словам Новолодского, его обращение в первую очередь связано с предлагаемой Минюстом реформой: «Сейчас Минюстом предложена реформа всей поляны оказания услуг. В ней предложено, чтобы те, кто существует в виде оказателей юридических услуг, не являющиеся адвокатами, в конечном итоге вошли бы в общую большую адвокатскую корпорацию. Естественно, недовольные этим исходят из того, что итак работы нет, а вольются еще и будет совсем никуда. Но надо понимать, что обустройство этого рынка — это функция государства. Если они что-то решили, то трудно против этого выступить, выйти на митинги, перестать ходить в суды и требовать, что нам это не нравится. Они не включают рыбешкины мозги. Потому что в этом случае то, что хочет государство, будет сделано, но со значительным уроном для адвокатского сообщества в целом», — отметил адвокат.

Новолодский подчеркнул, что нынешнюю ситуацию в адвокатуре можно назвать предреформенной: «Да, многие могут назвать это разладом. А можно сказать, что есть недопонимание закостенелой части адвокатуры, и есть стремление со стороны федеральных органов адвокатуры разъяснить, научить, рассказать, получить поддержку. Это совершенно нормальное рабочее состояние любого сообщества, которому предстоит реформирование», отметил адвокат.

Председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов в АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе, который является членом Оргкомитета «Пражского клуба», в интервью АК пояснил, что открытого противостояния между структурами нет, однако напряжение существует: «Возможно, есть некоторые обиды руководителей ФПА. Юрий Сергеевич (Пилипенко — президент ФПА — прим. ред.) не приезжал к нам ни разу, но другие руководители были — вице-президенты Евгений Васильевич Семеняко, Геннадий Константинович Шаров. Возможно, были некоторые критические замечания со стороны каких-то адвокатов, что могло показаться обидным. Хотя позиция клуба никогда не состояла в том, чтобы с кем-то ссориться или конфронтировать. Наоборот, акцент всегда делался на сотрудничество и взаимодействие», — пояснил адвокат. При этом он отметил, что Клуб всегда открыт для сотрудничества: «Относительно перспектив всей этой ситуации сказать сложно. Клуб не закрыт для представителей ФПА. Наоборот, мы каждый раз заблаговременно извещаем обо всех мероприятиях — как российских, так и Пражских. Приезжайте, участвуйте. Не участвуете — так хотя бы смотрите», — подчеркнул Краузе.

Председатель «Пражского клуба» Иван Павлов отказался комментировать ситуацию, сославшись на этические нормы.

Другой источник АК сообщил, что некоторые адвокаты в ФПА воспринимают деятельность инициаторов «Адвокатской инициативы — 2018» и некоторых членов «Пражского клуба» как попытку дестабилизировать ситуацию в сообществе, а также использовать проблемные темы для самопиара: «Очевидно, что проблемы есть, мы готовы их обсуждать, но некоторые лица пытаются на этих проблемах создать параллельную адвокатскую структуру с претензиями на саморегуляцию», — отметил источник. Об этом же говорила адвокат Ирина Оникиенко: «Пражский клуб ведет вредную работу, поскольку проводит деятельность параллельно той работе, которую должна делать ФПА, работа Пражского клуба ведёт к расколу в адвокатуре».

Перспективы конфликта

Судя по тем мерам, которые предпринимает «Пражский клуб», конфронтация может усилиться. Например, сейчас объединение проводит несколько опросов, один из которых затрагивает сферу компетенций ФПА: «Должен ли адвокат иметь право непосредственно выдвигать кандидатов в члены Совета?».

Также свое развитие получает «Адвокатская инициатива — 2018», которую сторонники позиции ФПА называют «способом поссорить адвокатское сообщество». Собеседники АК отмечают, что именно сюда в скором времени сместится фокус конфликта.

Пока в конфликте становится все больше проблем и все меньше вариантов для его разрешения. Консервативные органы управления адвокатского сообщества подвергаются критике со стороны молодых адвокатов из «Пражского клуба», Ассоциации молодых адвокатов и «Адвокатской инициативы — 2018». Аппаратный вес членов Совета ФПА позволяет пока сохранять ситуацию под контролем, но новые объединения сейчас работают напрямую с президентами региональных палат, обходя ФПА. При наборе критической массы (более половины регионов) у неформальных адвокатских объединений появится возможность более жестко ставить свои вопросы перед ФПА.

Адвокатское сообщество действительно является важным институтом гражданского общества. Кроме того, его члены обладают большими ресурсами и влиянием в различных общественных организациях. Жесткое и открытое противостояние между адвокатами неминуемо приведет к потерям не только внутри самого сообщества, но и в структурах и институтах, которые так или иначе связаны с адвокатским сообществом: институт бесплатной юридической помощи в России, качество юридических услуг, правозащитные организации и т.д. Некоторые адвокаты призывают «остановиться и задуматься», однако пока риск настоящего раскола продолжает сохраняться.

Автор:

© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".