Статья
10 Февраля 2016 21:00

Сечин: Россия устойчива к ценовым шокам

В своем выступлении на Международной нефтяной неделе (IP Week 2016) в Лондоне президент «Роснефти» сообщил, что и с учетом кратно возросших удельных операционных и капитальных затрат нынешние цены минимальны с 1973 года: «С особой остротой подтвердился наш тезис о разрыве между финансовыми инструментами нефтяного рынка, которые, собственно, и определяют цены, и характеристиками реального развития отрасли».

По его словам, за прошедший год производители оказались разобщены, и часть их объявила «ценовую войну», которая привела к тому, что игроки финансового рынка стали упорно играть «на понижение»: «Кто стал основным бенефициаром нынешнего кризиса? Не потребители, так как розничные цены на нефтепродукты снизились в среднем менее, чем на 20%, а финансовые игроки, которые, кстати, пока не перенаправили высвободившиеся в результате падения инвестиций в нефтяную отрасль 250-300 млрд долларов в проекты в других отраслях экономики», – указал глава «Роснефти».

Игорь Сечин считает, что спрос на нефть и нефтепродукты не только продолжает расти, но и становится более диверсифицированным – снижается роль Китая, зато увеличивается доля Индии, других азиатских стран, Африки: «Такой, более диверсифицированный рост подтверждает, что пока многие озвучиваемые «угрозы» снижения роли нефти в мировой экономике сильно преувеличены», – отметил президент крупнейшей российской нефтяной компании.

В своем докладе Сечин уделил внимание значению сланцевой добычи в США, которая, по его словам, стала «спусковым крючком» нефтяного кризиса, но в прошлом году не смогла удержать свои позиции из-за обвала цен: «В 2015 году сланцевая добыча в США, хотя и продемонстрировала высокую степень «живучести», по сути, первой отреагировала на обвал цен и начала снижаться. Однако финансовый рынок принимал во внимание не этот фактор, а то, что на рынок приходили замещающие это падение новые поставки, прежде всего с Ближнего и Среднего Востока. Представления о том, что сланцевая добыча в США станет «автоматическим и единственным» регулятором ценовой ситуации были сильно преувеличены. В 2015 году в большей мере поведение ряда стран ОПЕК стало таким «регулятором», к сожалению, с отрицательным знаком», – отметил Сечин.

При этом он уверен, что по всем прогнозам, в том числе и Управления энергетической информацией Минэнерго США, в дальнейшем сланцевую добычу ожидает постепенная стагнация: «Ни при каких разумных гипотезах добыча в США не может повторить скачка 2012-2014 годов. Это очень важный и пока недооцененный фактор!» – заявил глава «Роснефти».

К важнейшим факторам, которые будут иметь сильное влияние на всю нефтяную отрасль, он также отнес уже проявившийся спад инвестиций в нефтедобычу в мире. По прогнозам Сечина, наблюдаемое снижение капиталовложений может привести к росту темпов истощения существующих месторождений, поскольку снижаются расходы на увеличение коэффициента извлечения нефти и на бурение дополнительных скважин на существующих месторождениях.

Глава «Роснефти» убежден, что рост предложения нефти в период до 2020 года несколько затормозится и в условиях сохранения достаточно низких мировых цен на нефть среднегодовой прирост добычи в этот период скорее всего не превысит 1 млн барр./сутки: «В текущий момент превышение предложения над спросом составляет 1,5–1,7 млн барр/сутки, что примерно равно превышению странами ОПЕК согласованной ими же суммарной квоты на поставку. К концу 2016 года глобальный спрос на нефть может вырасти на 1,4 – 1,5 млн барр./сутки, при этом в добыче нефти будут, вероятно, наблюдаться разнонаправленные тенденции: падение добычи нефти в США до 0,7 млн барр/сутки при сохраняющемся росте добычи в странах ОПЕК до 0,6 млн барр/сутки (главным образом, за счет ожидаемого увеличения добычи в Иране). Таким образом, уже к концу 2016 года дисбаланс спроса и предложения нефти может существенно снизиться, а к концу 2017 года возможно даже возникновение ситуации дефицита предложения нефти на рынке (до 0,7 млн барр./сутки), которое, правда, может компенсироваться сокращением коммерческих запасов нефти, накопленных в последние годы», – сообщил Сечин.

Он предположил, что снижение поставок крупными экспортерами в размере порядка 1 млн барр/сутки сдвинуло бы рынок в сторону разумных ценовых уровней, но ключевые игроки, по его словам, не готовы к такому сценарию. «Поэтому дилемма на ближайшую перспективу довольно ясна – приходить к неизбежному равновесию через истощение ресурсов производителей, риски дефицита и тому подобный негатив, или через осмысленную политику выхода на обоснованные ценовые уровни!», – резюмировал глава «Роснефти» перспективы развития мирового рынка нефти.

Касаясь развития российской нефтяной отрасли, Игорь Сечин отметил, что одним из «сюрпризов» последнего года для многих стала та устойчивость к ценовым шокам, которую продемонстрировали российские компании: «У нас рекордно низкие эксплуатационные затраты, – сообщил Сечин, – (себестоимость добычи нефти у «Роснефти» составляет $2,7-2,8 за баррель)… Наша ресурсная база позволяет и без масштабных геологоразведочных работ и соответствующих высоких капитальных вложений поддерживать текущий уровень добычи в течение 20-22 лет».

Глава «Роснефти» уверен, что «при сочетании благоприятных условий, конечно, включающих четкие сигналы рынка о потребности в дополнительных объемах поставок, добыча в стране в целом и в компании «Роснефть» вполне могут вырасти. Мы будем готовы к такому развитию событий как технологически, так и организационно-экономически. Бизнес-план «Роснефти» увеличен на 30% по сравнению с 2015 годом. Основные затраты будут в сектор добычи на подготовку к тем изменениям рынка, которые произойдут через 3-4 года».

Автор:
____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".