Статья
16 Марта 2016 16:34

Тонко, да не рвётся

Лидирующее заболевание мозгов в эпоху продвинутой глобализации – исторический широко рассеянный склероз.

Сеют его по всей планете под видом разумного, доброго и вечного пламенные сторонники мира без корней и цивилизаций типа «перекати-поле».

Историю реставрируют, ретушируют и перетолковывают, как уникальную антикварную находку с натуральной, хоть и неброской патиной, которую аляписто замазывают сусальной позолотой под вкус нувориша.

Перефразируя бессмертного булгаковского героя, можно смело сказать, что теперь у каждого своя история и каждый «имеет своё право» эту историю расписать в тон собственных обоев или любимого холодильника. Что не нравится – вычеркнуть, чего не вычеркнешь – подправить заштриховкой.

Есть, конечно, очень въедливые моменты и тяжеловесные фигуры, которых никакой подштриховкой не исправишь, но их-таки можно изящно перетолковать и вытолковать из них людей и события в новом ореоле, с подправленным звучанием: де-было дело, не отрицаем, но в свете сегодняшних данных значение данного персонажа несколько преувеличено, к подражанию и обожанию не рекомендуется.

Например, Жанна д’Арк – в сегодняшней Франции сильно раздражающий символ.

Вызывает неудобные ассоциации и вынуждает к употреблению всё менее рекомендуемых слов, как то: объединение нации под знамёнами христианских традиций и прочие реалии, скорбно порицаемые в эпоху воинствующего либерализма.

Нынешнее французское соц.правительство, в точности по примеру миссис Бэнкс из «Мэри Поппинс» в переводе Заходера, «больше всего на свете боится показаться устарелым и не современным» и никоим образом никаким боком не подставляется в историях, тянущих на свет Божий порицаемую лексику и уже почти провокационную символику.

Поэтому латунное кольцо, снятое с руки Жанны д’Арк после процесса в Руане, переданное на хранение печально известному епископу Кошону и вновь явившееся смущённому миру на лондонском аукционе 26 февраля сего года никакого отклика от представителей французского правительства ожидаемо не вызвало.

Кольцо это было в своё время подарено Жанне её родителями и, по легенде, находилось на её пальце в момент явления Святой Катерины, которой она коснулась именно этой рукой...

Подлинность реликвии считается установленной с максимально возможной гарантией.

Тем не менее, ни одно официальное культурное или религиозное представительство Франции не выразило интереса в её приобретении. Что ещё характернее: официальная пресса, традиционно падкая на подобные сенсации, на этот раз удовлетворилась скромными сообщениями сквозь опущенные ресницы...

Кольцо приобрёл оповещённый в последний момент «правый» французский политик и общественный деятель Филипп де Вилье (прошу всех ознакомиться с его подноготной через любую энциклопедию). Сумму в 270 000 евро выплатила созданная и руководимая им ассоциация, отстаивающая исторические и культурные ценности страны, что называется «по-старинке» – посредством личных вложений руководителя и всех добровольных вкладчиков.

Реликвия отныне займёт наконец заслуженное место в специально отведённом для неё помещении, в центре известного во Франции парка-музея, ежeгодно посещаемого более чем 2 миллионами людей.

О ней не станут рассказывать в школьных учебниках, где сама история когда-то великой страны всё более сжимается, раскалывается и рассыпается в мелкую крошку, под натиском укладывающего катка всеобщей глобализации, утрамбовывающей Европу под новые мерки.

Но её можно будет воочию посмотреть и о ней можно будет лишний раз рассказать, вытаскивая вслед за ней всю историю целиком, на той самой прочной нити человеческой памяти, которая тонка, да не рвётся...

И то, что реликвия эта не попала в руки какого-нибудь обеспеченного любителя исторической экзотики, американского бизнесмена или катарского эмира, но вернулась в страну, где когда-то и стала реликвией – можно считать, пусть и временной, но победой над прогрессирующим историческим склерозом и его «прогрессорами».

Потому что, если бы этого не случилось, национальная героиня французского народа, настойчиво выжимаемая сейчас из памяти людской, умерла бы дважды. Второй раз – окончательно.

Это, конечно, совсем не «перемога». Но передышка. В ожидании новых битв.

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция

____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".