Комментарий
16 Января 2015 15:06

У России нет никаких рычагов воздействия на ОПЕК

Дмитрий Александров экономистДмитрий Александров

Дмитрий Александров
экономистДмитрий Александров
В четверг, 15 января, завершились переговоры Владимира Путина с его венесуэльским коллегой Николасом Мадуро.

По итогам встречи Мадуро сообщил журналистам, что в ближайшее время будут выработаны меры по восстановлению рынка нефти.

Подробнее — в материале «Мадуро надеется стабилизировать рынок нефти».

Начальник отдела аналитических исследований Инвестиционной группы «Универ» Дмитрий Александров в интервью «Актуальным комментариям» рассказал о том, какие совместные меры по восстановлению рынка нефти могут быть предприняты Венесуэлой и Россией, а также о том, что будет с ценами на нефть в наступившем году.

«Я сомневаюсь, может ли Россия или Венесуэла каким-то образом повлиять на ОПЕК. С одной стороны, можно было бы самостоятельно сокращать объёмы добычи и, надо сказать, эти объёмы довольно велики. Россия — это фактически Саудовская Аравия по добыче нефти. По экспорту у нас получается, конечно, меньше, но по добыче, безусловно, можем соперничать с Саудовской Аравией. Сюда можно добавить Иран и Венесуэлу. Иран — это номер два в ОПЕК.

История показывает, что Россия в принципе никогда не была готова действовать даже совместно с организацией стран-экспортеров, даже когда ОПЕК была такой. Поэтому сейчас на такие действия идти было бы довольно рискованно для всей этой тройки, потому что все эти страны сейчас очень сильно нуждаются в каждом долларе поступлений от экспорта нефти. И если верить тому, что Саудовская Аравия борется за долю на рынке нефти, тогда надо быть практически уверенными, что она сразу же заполнит ту нишу, которую освободит после нашего ухода с нефтяного рынка.

Россия, Венесуэла и Иран могут сравнительно безболезненно для себя убрать втроем по миллиону, по 1,5 миллиона баррелей нефти. Но это тот объем, который Саудовская Аравия сможет компенсировать, и главное, что она сразу же заявит об этом. Но это не даст желаемого эффекта — мы ничего не выгадаем в цене, но рискнем своей долей. В этом заключается основное опасение, которое будет препятствовать созданию этого сырьевого союза.

Надо понимать, что Саудовская Аравия идет ва-банк. В принципе, я не верю, что она борется за долю, потому что за долю рынка не борются, когда цена падает вдвое. Мы видим, что если посчитать объемы экспорта Саудовской Аравии, то она при том падении цен, которое произошло в сентябре этого года, теряет ежедневно несколько сотен миллионов долларов. Если пересчитать ее потери на год, то понятно, что это, в принципе, не компенсируемо ничем, поскольку это абсолютные суммы, которые не сопоставимы с какими-то финансовыми линиями, просчитываемыми надежно.

Поэтому у нас нет никаких рычагов воздействия на ОПЕК (я имею в виду прежде всего экономические рычаги). Экономические рычаги каких-то других сторон на ОПЕК, скажем, Соединенных Штатов, может, могли бы быть применены, но суммы потерь, которые устраивают Саудовскую Аравию, четко указывают на то, что тут действуют какие-то неэкономические рычаги. При таких объемах недополученной выручки, которые позволяет себе Саудовская Аравия, можно сделать вывод о том, что саудиты явно ориентируются на что-то другое, не только на экономику.

При той структуре наших экономик (Венесуэлы и России), когда мы потребляем немного внутри и в основном живем за счет экспорта, не являясь при этом крупнейшими экспортерами и не формируя существенную долю экспортного рынка, значимую для основных стран-потребителей, мы, к сожалению, влиять ни на что не можем.

Если говорить о дальнейшем падении цен на нефть, то, думаю, оно будет не столь критично в том случае, если мы подразумеваем под некритичностью падение ВВП на 3,5-4,5% и если уже принимаем девальвацию как свершившийся факт. Грубо говоря, сохранится статус-кво, плюс исчезновение порядка 70 миллиардов долларов ЗВР, которые могут быть израсходованы. Если ситуация не поменяется, то они будут так или иначе уходить на выполнение этих проектов, которые были запланированы на государственном уровне и не будут компенсироваться как минимум отчислениями в Резервный фонд за счет сверхдоходов от них.

Надо отметить то, что, в принципе, в ценах на нефть еще не отразилось снижение цен на газ, привязанных к этим ценам, которые тоже могут нанести экономике России дополнительный ущерб. При такой ситуации, как сейчас, мы можем жить порядка двух лет, используя те финансовые резервы, которые были сформированы. Дальше либо "структурная реформа", либо должны восстановиться внешние условия для сохранения той эффективности текущей экспортно-ресурсной модели, либо необходимо будет ориентироваться на развитие других внутренних производственных факторов, в том числе, может быть, и для увеличения собственного потребления нефти. Понятно, что за два года реализовать это практически невозможно, поэтому никаких особых перестроек я, к сожалению, не жду.

Я думаю, что падение цен на нефть продолжится. Многим до сих пор не понятно, почему она  начала падать столь сильно, прогрессивно. Если это всё-таки факторы чисто финансового плана, то это не столько заговор против России или против США, сколько выход долгосрочных долларовых вложений из нефти, где они "пересиживали" время и где были большие спекулятивные явления по ним.

В этом случае, с одной стороны ещё не полностью завершен этот выход, потому что мы будем стаскивать резервы (а значит, скорее всего, будет ещё падение), с другой стороны, не будет большого отскока. Его не будет по двум причинам: во-первых, нет смысла, грубо говоря, парковать долларовые массы в нефть, поскольку привлечение доллара будет дороже, и во-вторых, фундаментально нет предпосылок для существенного роста спроса на нефть.

На мой взгляд, один из наиболее вероятных сценариев — в конце лета мы можем увидеть локальное дно, может быть, с проколом, если это совпадет с подъемом ставки федрезерва. И это будет уровень порядка, может быть, 35-39, может быть, уровня 35. Далее к концу года постепенно последует возврат, наверное, где-то в район текущих цен, то есть порядка 40-50 долларов, который был характерен для нефти до событий 2005-2006 гг., до начала вывода долларов в сырьевые активы. Такая тенденция может уже сохраняться на протяжении всего периода восходящей стадии цикла "дорогих денег" США. Снижение до уровня 3-5 лет, цены могут колебаться от 40 до 70 долларов, и это будет нормальным диапазоном».

Беседовала Елена Миронова

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".