Статья
20 Февраля 2016 7:36

Человек и его игра

Человек и его игра
Фото: Wiki

Ушедший из жизни в ночь с пятницы на субботу Умберто Эко – один из тех двух писателей, с которыми в России в первую очередь связано понятие «постмодернизм» (вторым, что характерно для нашей ситуации, является Борхес: он к постмодерну не имеет никакого отношения).

Именно «Имя розы» научило наших людей, едва-едва начавших знакомиться с современным европейским интеллектуальным контекстом, тому, что книги бывают «сложными» и «интересными» одновременно; что они могут рассказывать о непонятном (об Аристотеле, архитектуре, о вопросах веры) и быть при том увлекательными, как обычный детектив. Именно с «Именем розы» в наше широкое культурное пространство вошло представление об искусстве как интеллектуальной игре.

Именно «Имя розы» показало нашему человеку удушающую надуманность культурных иерархий; именно эта книга научила его тому фантастическому смешению культурных модусов и контекстов, которое является наиболее притягательной, наиболее обаятельной характерной чертой ситуации постмодерна.

Эко принес нам (причем практически в каждый дом) метод и инструменты для работы с культурой: он показал, что культура – не свод застывших правил, не способ мучить детей в школе, а большое живое тело, способное говорить, дышать и даже отправлять надобности; что иерархий в ней не больше, нежели в частях тела человеческого.

То, что метод этот вручил нам человек с академической репутацией, придавало происходящему особенную притягательность и силу.

Сейчас метод стал настолько очевиден и у нас, что уже делается прозрачным: им пользуются все, от Курицына до Жижека, и он давно не кажется чем-то особенным. Тем не менее, широкое знакомство с ним началось у нас с «Имени розы», и в этом смысле Эко для нашей интеллектуальной жизни останется едва ли не важнейшей фигурой, человеком, который научил нас двум вещам: что история – это интересно, а интеллектуализм – весело.

Для советского читателя, воспитанного в рамках жестких культурных иерархий, в свое время эти две, ныне выглядящие банальными, вещи, были настоящим открытием, важность которого, пусть даже и только интуитивно, понимали практически все. По большому счету, его книга вывела так называемую высокую культуру из-под патроната государственных институций и сделала ее доступной для масс. То был жест освобождения, и именно по этой причине «Имя розы» прочли все. 

Как это обычно и случается с людьми, выполняющими в какой-либо среде прозелитическую функцию, со временем Эко вышел у нас из моды, его последующие книги читались хуже, ссылки на его открытия (действительно большие) и интуиции в области семиотики, и особенно семиотики поп-культуры, среди снобов стали встречаться со скептическими усмешками: это все легко объяснимо тем фактом, что изначально, в конце 80-х-начале 90-х (перевод «Имени розы» вышел у нас в 1989-м), влияние Эко на нашу интеллектуальную жизнь было настолько тотальным, что со временем не мог не назреть бунт.

Тем не менее, очевидным остается одно – что если бы не Эко, наша интеллектуальная жизнь была бы другой; он дал этой жизни язык и образы, и она еще долго будет пользоваться и тем, и другим.

Автор: Артём Рондарев специально для «Актуальных комментариев»

Другие материалы автора


____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".