Комментарий
5 Марта 2015 12:25

«Урок Хорошавина». Что делать российским губернаторам, чтобы не повторить его судьбу

Дмитрий Фетисов ПолитконсультантДмитрий Фетисов

Дмитрий Фетисов
ПолитконсультантДмитрий Фетисов
Задержание сахалинского губернатора Александра Хорошавина дало пищу для размышлений о новом формате региональной политики. Директор NPR Group Дмитрий Фетисов поделился с «Актуальными комментариями» своими впечатлениями от события и рассказал, в какую сторону может развиваться политическая жизнь в регионах:

Читайте также Задержание Хорошавина: версии и последствия

«В последние месяцы у российского общества отчетливо проявляется «синдром таксиста». Достаточно изучить ленты в социальных сетях, чтобы понять, что почти каждый второй пользователь стал экспертом по животрепещущим темам дня. Сначала на фоне ситуации с Украиной  все были экспертами по международным отношениям, потом переквалифицировались в стратегов и аналитиков военных действий, затем — в финансистов — знатоков валютного рынка. И нет ничего плохого в том, что мнение по специальным вопросам высказывают профессионалы. Но когда в качестве комментаторов выступают все кому не лень, и не просто дают оценку, на которую любой имеет право, а с пафосом доказывают, что именно их мнение единственно верное и правое, как тут не вспомнить бессмертное классическое высказывание: «Каждая кухарка знает, как управлять государством»?

Последней такой историей, ещё раз доказавшей, что «синдром таксиста» довлеет над обществом, стало убийство оппозиционного политика Бориса Немцова. При этом мало кто просто элементарно пожалел погибшего человека. И даже большинство его сторонников при жизни строчили посты с различными версиями причин убийства. Я отнюдь не поклонник Немцова. Кроме того, он давно перестал быть яркой политической фигурой и из первых рядов российской политики переместился на периферию. И, тем не менее, мне жаль его, я сочувствую его близким, и меня огорчает, что столь трагическое событие стало темой для спекуляций.

Читайте также Выстрел в спину

Однако случившееся в среду событие для общественности и СМИ отодвинуло на второй план смерть оппозиционера. Его можно смело назвать историческими. Впервые в современной истории России был задержан действовавший губернатор. Если до этого арестовывали бывших (экс-губернатор Тульской области Дудка), возбуждали на них уголовные дела, то задержания действовавшего губернатора ещё не случалось. Хорошавин стал первым, и тем самым вошел в российскую историю.

Я специально называю это событие историческим, потому что теперь отношения между федеральным центром и губернаторским корпусом поменяются очень сильно. У многих губернаторов плохие отношения с силовиками в регионах. Люди, работающие в политической системе, осведомлены, у какого из губернаторов конфликты с руководителями региональных СК, у кого — с руководителями местных УФСБ или УВД. В некоторых регионах это приводит к тому, что за десять лет меняется по два-три губернатора в субъекте Федерации. Но если одни главы пытаются решить свои проблемы, прислушиваются к сигналам из Кремля и исправляют ошибки, то другие — нет. Хорошавин относился ко вторым. Федеральный центр постоянно посылал ему сигналы: это и громкие информационные атаки со стороны ОНФ с яростной критикой губернатора за пафосные и расточительные госзакупки в виде роскошного «Мерседеса» и, простите, золотого унитаза; это и возбуждение громких  коррупционных дел в отношении членов команды губернатора; это и низкие позиции Хорошавина в рейтинге губернаторов ФоРГО. Улавливал ли эти сигналы сам Хорошавин? Скорее всего, да. Однако он ничего не сделал для того, чтобы скорректировать свои ошибки, за что и поплатился.  

В данной истории закономерно назревают два вопроса: о роли Кремля и ОНФ в задержании сахалинского губернатора и о том, могут ли быть у него «последователи». И если с первым всё более-менее ясно, то со вторым не всё так однозначно.

Знали ли в Кремле о том, что Хорошавина будут задерживать? Безусловно, да. Это скажет любой человек, хотя бы немного знакомый с механизмами принятия решений в Администрации президента. Подобные решения принимаются на самом высоком уровне, включая президента. Куда интереснее разобраться с причинами, побудившими принять такое решение. Как мне кажется, они могут заключаться не только в желании дать сигнал губернаторам и показать, что неприкасаемых нет (о чем прямо сказал представитель СК Владимир Маркин), но и в намерении Кремля провести национализацию элит. Не секрет, что многие чиновники привыкли использовать бюджет как способ обогащения. Теперь их хотят заставить думать не только о себе, но и о стране. И если раньше подобных только снимали (Боженов, Денин, Юрченко, Юревич), то теперь уже и сажают. И никаких исключений больше быть не может: «украл-выпил-в тюрьму».

В условиях экономического кризиса — это верное решение. Система не должна иметь слабых мест в виде чиновников-казнокрадов, иначе ей просто не выстоять.

Важна тут и роль ОНФ. Как бы не пыжилась партия «Родина» и не называла себя «спецназом президента», им является Народный фронт. Не просто так в ОНФ столь тщательно подходят к вопросам формирования своих рядов. Незапятнанная репутация — одно из главных требований, предъявляемых к руководителям ОНФ. Возьмем Бочарова и Бречалова. Что можно предъявить первому? Герой России, не фигурировавший в скандалах. Что можно поставить в укор Бречалову? Аналогично. Ну, разве что болельщики «Спартака» и «Динамо» могут обидеться на Бречалова из-за его симпатий к хоккейным и баскетбольным ЦСКА, но это уже из разряда шуток.

Не менее ответственно подходит ОНФ и к своим кадрам в регионах. Я помню, как экс-мэр Волгограда (ныне депутат Государственной думы) Ирина Гусева, имеющая скандальную репутацию, организовала, по сути, «рейдерский захват» регионального отделения ОНФ и объявила себя его председателем. Но её кандидатура была отклонена в Москве, а самой Гусевой пришлось распрощаться с мечтами об участии в деятельности ОНФ даже в качестве рядового члена.

Конечно, не во всех регионах есть известные общественники с кристально чистой репутацией, которых можно поставить во главе реготделения ОНФ. Но даже там, где таких людей нет, ОНФ предпочитает выдвинуть на место руководителя техническую фигуру и заниматься вопросом поиска регионального лидера.

В том же Волгограде живет общественник и активист ОНФ Эдгар Петросян, который стал известен благодаря тому, что в процессе исследовательской работы выявил многочисленные нарушения экс-губернатором области Боженовым законодательства в сфере закупок. Молодой парень, действовавший в одиночку, стал серьезным оппонентом для волгоградского губернатора. Не просто так теперь Бречалов в своих интервью в федеральных СМИ постоянно приводит в пример Петросяна как неравнодушного активного общественника. Бречалов дает сигнал, как надо действовать и какими должны быть новые российские элиты: целеустремленными, честными, активными.

Именно ОНФ сыграл решающую роль в судьбе Хорошавина, как до этого сыграл в судьбах Юревича, Юрченко, Боженова, Денина. Все они получили «черную метку» от ОНФ, а также неоднократные предупреждения в виде критики от Фронта, но не сделали ничего для того, чтобы исправиться, и в итоге оказались на «свалке российской истории». А Хорошавин теперь и за решеткой. Не исключено, что там же окажутся и Денин с Боженовым. По крайней мере, ходят упорные слухи о большом интересе к ним со стороны правоохранительных органов.

Отмечу, что Кремль не очень охотно принимает решения о смене губернаторов. Во-первых, это всегда переформатирование отношений между региональными элитами, которое не проходит гладко. Во-вторых, «Президент не может ошибаться», поэтому каждая отставка губернатора — это болезненное разочарование в нем со стороны Кремля. В-третьих, «скамейка запасных» для губернаторского корпуса не так уж и велика. Поэтому каждый раз губернатору, совершающему ошибки, дается не один шанс на исправление. Сначала в виде разговоров в Администрации президента, ну а если это не помогает, то в дело уже вступает ОНФ. В случае с Хорошавиным не помогло ничего. Потому и последовал арест.

Я, правда, не стал бы исключать версию, что арест Хорошавина — это своего рода изменение информационной повестки, чтобы заставить общество меньше говорить об убийстве Немцова и переключить внимание на другие проблемы. Но, по крайней мере, ясно, что отставка или арест Хорошавина все равно состоялись бы, если не на этой неделе, то в ближайшие месяцы.

Что касается вопроса о том, что делать некоторым губернаторам, чтобы не стать Хорошавиным 2.0, то тут всё просто: слушать, слышать, исправляться, если претензии со стороны федерального центра всё же прозвучали. Причины, озвученные выше, говорят о том, что шансы сохранить место и исправить ошибки есть всегда, если не доводить ситуацию до крайней точки.

А пока же вырисовывается отчетливый список глав, которые могут повторить судьбу Хорошавина. Это и постоянные аутсайдеры рейтинга ФоРГО Шевелев, Басаргин, Ястребов, это и калининградский Цуканов, абсурдные заявления которого демонстрируют его полную несостоятельность, это и омский Назаров, окружение которого постоянно попадает в коррупционные скандалы. Добавил бы ещё в список и оренбургского Берга, двух членов команды которого арестовали на прошлой неделе за взятки и свердловского Куйвашева, о претензиях к которому ОНФ уже сделало заявление.

Как показывает практика, судьба губернаторов в руках самих губернаторов, а ОНФ, пусть он и стал реальным «спецназом президента», никогда не приходит просто так».

Беседовал Андрей Тихонов

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".