Статья
29 Декабря 2015 13:11

Вендетта по-корсикански

Суровые корсиканские парни настолько горячи, что вопреки известной поговорке даже чувство мести удовлетворяют, не дожидаясь, пока остынет. Это, правда, ещё называется самосуд, но такой термин сейчас не в почёте, учитывая жёсткие нормы политкорректности. Поэтому о случившемся чаще всего сконфуженно упоминают туманно, как о «недоразумении» и «беспорядках, повлекших незначительные разрушения». Включая некоторый мордобой и дружные крики «Арабы, убирайтесь прочь!», квалифицированные антирасистскими организациями, как «постыдно расистские».

Одним словом, дожились – теперь и на Корсике. Как, впрочем, повсюду, где «они» проживают(прошу занести в протокол: не я первая это заметила!).

Повсюду, где «они» поселяются, целые кварталы незамедлительно становятся «не посещаемыми» любой другой публикой, нежели они сами. Кварталы эти приобретают уклончивое название «неблагополучных» и обходятся стороной всем остальным населением, по мере возможности. Социальные службы, часто такой возможности не имеющие, вынуждены служить козлами отпущения «их» пожизненной неудовлетворённости и ненависти ко всему, что не «они».

Любой город Франции хорошо знаком с давно устоявшейся практикой этих кварталов, с «их» забавами и претензиями, равно как и с усиленным ретушированием и откровенным замалчиванием оных политкорректными французскими СМИ.

Забавы такие:

Они десятками и сотнями жгут чужие машины по крупным праздникам или в знак недовольства, по любому, заполняющему их вечную и нерушимую праздность поводу. Бьют стёкла магазинов, если хоть нескольких виновных в поджогах удаётся посадить в каталажку на символический срок. Каждый год 1-го января первой национальной информацией во Франции неизменно является количество сожжённых автомобилей и сравнение этого достижения с предыдущими годами.

Ни для кого не секрет, что подавляющее любой здравый смысл большинство людей, проживающих в таких кварталах, не работает, но сытно существует на немалые средства от государственных пособий и разного рода подпольных «бизнесов», большей частью связанных с наркорынком. Сажают немногих, выпускают скоро, поэтому от перемены мест вышедших из отсидки с входящими туда на пару месяцев сумма наркодилеров и их окружения не меняется.

Менее известна другая забава этих кварталов – о ней, если и упоминают смущённо ригидные от политкорректности французские СМИ, то вскользь, не заостряя, не углубляя и, главное, не возвращаясь к сюжету в ближайшие дни, пока неудобную информацию не похоронят новые события.

«Молодые люди», как во французской прессе «их» принято называть, развлекаются также таким образом: делают ложный вызов неотложки или просто врача по фиктивному адресу в «их» квартале. Встречают приехавшую машину нападением на находящихся в ней людей. Такая народная забава, благодаря которой большое количество частно практикующих врачей почти полностью дезертировало из «трудных» кварталов, а неотложки иногда требуют в аккомпаниаторы на выезд полицию.

Несколько робких репортажей на эту тему незименно заканчивались слюнообильными комментариями ярых правозащитников, заплёвывающих всех вокруг, утверждая, что французы сами виноваты: французы – расисты, а «жители трудных кварталов» чувствуют французскую нелюбовь, невнимание и презрение, хоть и живут на французские пособия, но им это неприятно. Это как раз тот случай, когда о правозащитниках заслужeнно можно сказать, что им «хоть кол на голове теши»...

Но самая любимая забава «молодых людей» из трудных кварталов – вызов полиции или пожарников по фиктивному поводу и засада на месте: подъeхавшие машины забрасывают камнями, бутылками с зажигательной смесью, иногда обстреливают – неприятно ведь им от французского расизма.

Весь парижский регион и все более-менее крупные города Франции хорошо знают эту забаву, равно как и её последствия: премьер-министр, или какой-нибудь уполномоченный член чего-нибудь правительственного выразит соболезнования пострадавшим при исполнении и погрозит пальцем шалунам. Далее этого дело не пойдёт.

То есть именно так всегда оканчивались вышеупомянутые забавы повсюду во Франции. К ним давно привыкли, о них все знают и почти не говорят. Потому что бесполезно.

Иное дело – Корсика. Совсем иное дело – Корсика! Как говорят сами суровые корсиканские парни, у корсиканца в жизни только два пути: или в менты, или в бандиты. Промежуточные категории – приятные исключения.

Корсиканцы дали Франции, пожалуй, наибольшее количество поистине знаменитых полицейских комиссаров, некоторые из которых доросли до префектов, энциклопедий и даже киногероев: Массони, Паолини, Скварцини, и ещё Бог помнит, какие «ини» – все корсиканцы.

Поэтому полицию на Корсике серьёзно уважают, даже когда избегают по уважительным причинам… И точно так же серьёзно уважают профессию пожарников. «Мужские профессии», а мужские дела суровые корсиканские парни считают кодексом чести, через который будь здоров, не переступи.

Потому именно на Корсике и случились «некоторые беспорядки». Размякши на все-французских харчах, «молодые люди» арабского происхождения» почувствовали полную безнаказанность уже повсюду, где ещё говорят по-французски...И зря почувствовали.

В рождественскую ночь в «трудном квартале» корсиканского города Аяччо прибывшую по вызову пожарную машину атаковала группа забавляющихся «молодых людей». В результате «забавы» серьёзно пострадали два пожарника и один полицейский из прибывшего на подмогу наряда. Пожарные и полицейские машины также серьёзно пострадали.

В общем, ничего нового, информация проходная. О ней даже не упомянули бы на крупных каналах, если бы забавные традиции «трудных кварталов» не напоролись на суровые традиции корсиканских горячих парней.

На следующий же день, пока не остыло, разъярённая толпа коренных корсиканцев заполонила «трудный квартал», слегка побила несколько стёкол и подвернувшихся физиономий, скандируя по-французски «Мы у себя дома!» и по-корсикански «Arabi fora!» («Арабы – вон!»), немного потрясла и разворошила местный «молельный дом» и подожгла несколько подвернувшихся экземпляров Корана. Это премьера. Дело неслыханное.

После чего корсиканцы окружили местную префектуру, требуя от властей немедленного привлечения к уголовной ответственности всех, виновных в атаке на пожарников и полицию. По разным данным, в толпе насчитали более 600 человек.

Тряпичный министр внутренних дел скоропостижно пообещал найти и наказать виновных, но ещё скоропостижнее выразил осуждение такому эмоциальному самосуду. Инцидент пришлось упомянуть аж в нескольких выпусках новостей, в основном напирая на неприемлемость подобных «разборок» и необходимость дать правосудию делать своё дело. Проблема в том, что «дело французского правосудия» в подобных хорошо знакомых ситуациях так хорошо известно всем французским и корсиканским обывателям, что умнее дожидаться у моря погоды, чем серьёзного осуждения «молодых людей» равно хорошо известного происхождения.

Но не суть: главное то, что корсиканская реакция впервые прозвучала сквозь строй политкорректного гула об «осквернении мусульманского молельного дома». И прозвучала достаточно хлёстко, по до сих пор привычным меркам. Отглаголила устами президента пожарных Южной Корсики, Шарля Волимаччи, который, не комкая слов и мыслей, заявил: «Это Аяччо и здесь мы никому не позволим диктовать свои условия, запугивать людей и присваивать себе целый квартал нашего города. Кому не нравится – скатертью дорога».

У меня только один актуальный комментарий на эту значимую фразу: наконец-то. Нет, я не льщу себя иллюзиями и не захлёбываюсь надеждой. Это просто первая ласточка, глас вопиющего – к хору всё более звучных голосов.

Пора ведь уже публично признаться, что бывают ситуации, где выбор предельно скупо обозначен: полицейский или вор, мент или бандит. Долго ли думать, если третьего не дано?..

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция
___________

Читайте также:

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".