Статья
3 Сентября 2012 17:11

Голодовка Брода

Голодовка Брода
Фото: ОНФ

<p> Правозащитник Александр Брод объявил голодовку в знак несогласия с тем, как прошел подбор кандидатов на вакантные места в президентском Совете по правам человека (СПЧ). </p>
<p>«Я сам не сторонник радикальных методов протеста. Но весь мой арсенал мер и моих коллег исчерпан», - заявил Брод в воскресенье.</p>
<p>Он сказал, что <a href="http://actualcomment.ru/news/47561/">не согласен с тем, как прошел подбор кандидатов в СПЧ</a>, но получал отписки.</p>
<p>«Члены СПЧ и рабочей группы сделали вид, что десятки общественников - это пустое место», - сказал Брод про тех, кого не включили в число кандидатов в обновленный Совет.</p>
<p>«Я решил привлечь внимание к этой проблеме и начать голодовку», - цитирует правозащитника <a href="http://www.interfax.ru/">«Интерфакс»</a>.</p>
<p>«Мы хотим видеть сильный Совет, который будет защищать интересы людей с привлечением опытных общественников. Среди кандидатов, бесспорно, есть очень авторитетные фигуры. Но есть и те, кого рабочая группа протащила "за красивые глаза". Такая клановость недопустима. Я считаю, что немало профессионалов осталось за бортом», - сообщил Брод. </p>
<p>Он сказал, что направил письмо главе СПЧ Михаилу Федотову, в котором выразил сомнение в «принципах обоснованности отбора кандидатур для общественных интернет-консультаций, в составе рабочей группы и объективности ее оценок».</p>
<p>«Требую незамедлительно отменить результаты решения рабочей группы, провести отбор кандидатур заново, открыто, объективно, с участием всех действующих членов Совета, независимых экспертов, руководствуясь прозрачными критериями отбора, а не вкусовщиной и компанейщиной», - подчеркнул правощащитник. </p>
<p>Правозащитник пришел в Общественную палату с раскладушкой и с плакатом, призывающим к экстренному созыву СПЧ.</p>
<p>«Я настроен серьезно. Принес раскладушку, воду. Буду проводить голодовку в Общественной палате. Если станет хуже, приглашу врача», - сказал он.</p>
<p>По словам Брода, несколько общественных деятелей, которых, как и его, не включили в СПЧ, намерены присоединиться к голодовке.</p>
<p>«Я не исключаю, что ко мне присоединятся и другие общественники, кандидатуры которых отклонены. Мне звонили несколько человек, они поддержали мою акцию, они возмущены», - сказал правозащитник.</p>
<p>«Я нахожусь в вестибюле Общественной палаты, развернул два лозунга: "За честные выборы в СПЧ" и "Против политбюро в СПЧ". Я распространяю текст заявления председателю СПЧ Михаилу Федотову, требую, чтобы собрался СПЧ, обсудил текущую ситуацию, требую повторных выборов - честных, открытых», - заявил Брод.</p>
<p>Он сказал, что будет голодать до тех пор, пока его требования не выполнят.</p>
<p>Александр Брод собирается постоянно находиться, ночевать на первом этаже Общественной палаты.</p>
<p>Между тем глава СПЧ Михаил Федотов шокирован решением Брода начать голодовку.</p>
<p>«Я бы сам не прочь объявить головку, но пока не вижу достойного повода», - заявил он в воскресенье.</p>
<p>«Решение рабочей группы я отменить не могу. Оно принято консенсусом и коллегиально. Я как председатель Совета присоединился к консенсусу. Тем более я сейчас в больнице и в последнем заседании рабочей группы участвовал дистанционно, только по телефону», - рассказал Федотов.</p>
<p>«Я знаю Александра Семеновича (Брода), как человека очень серьезного, как члена Общественной палаты. Я несколько шокирован его реакцией», - добавил он.</p>
<p>По словам главы СПЧ, несколько лет назад Союз журналистов России, «не менее уважаемая организация, чем созданное Бродом Бюро по правам человека, выдвинул мою кандидатуру в Общественную палату. Тем не менее, Общественная палата не поддержала мою кандидатуру при голосовании. Я не стал ее членом года три-четыре назад. По логике Александра Семеновича мне тоже надо было объявить голодовку. Но мне такое в голову не пришло. Ко всяким проблемам нужно относиться спокойно и принимать как данность, если решение принято коллегиально».</p>
<p>«Жаль, что тогда не объявил голодовку. Конечно, это бы не привело к включению меня в состав Общественной палаты, но от лишних нескольких килограммов я бы избавился», - заметил он. </p>
<p>Некоторые члены СПЧ также прокомментировали действия Александра Брода.</p>
<p>«Решение коллег оказалось дальновидным, и если при голосовании по кандидатуре Брода я воздержался, то теперь проголосовал бы против него. Объявление голодовки по такому поводу - признак неадекватности, а неадекватный человек не может претендовать на то, чтобы заниматься развитием гражданского общества», - сказал член СПЧ Даниил Дондурей.</p>
<p>«Членство в общественной структуре – это не вопрос жизни и смерти, чтобы объявлять голодовку», - полагает он. «Возможно, этот жест Брода - очередной эпизод в информационной войне против Совета», - предположил Дондурей.</p>
<p>«"Поезд" ушел, идут интернет-консультации, я не думаю, что решение рабочей группы может быть пересмотрено», - отметил, со своей стороны, другой член СПЧ Сергей Цыпленков.</p>
<p>Напомним, <a href="http://actualcomment.ru/theme/2435/">общественные консультации по подбору кандидатов на вакантные места в президентском совете по правам человека (СПЧ) стартовали в субботу</a>, 1 сентября, на сайте СПЧ (vote.president-sovet.ru).</p>
<p><a href="http://actualcomment.ru/news/47722/">На 13 мест в СПЧ претендуют</a> 86 кандидатур, отобранных рабочей группой совета с участием представителей администрации президента.</p>
<p>«Высказать мнение в поддержку кандидатов можно будет до 15 сентября», - сообщает сайт СПЧ.</p>
<p>После консультаций в Интернете список кандидатов будет передан для утверждения президенту.</p>
<p>Кандидаты на сайте СПЧ представлены в 13 номинациях. В их числе «Общественный контроль за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания, реформа системы ФСИН»; «Защита общества от агрессивного национализма, ксенофобии и экстремизма», «Общественное телевидение», «Полицейская реформа, общественный контроль за правоохранительными органами».</p>
<p>На сайте СПЧ можно получить справочную информацию о кандидатах и увидеть, за кого посетители отдают больше всего голосов.</p>
<p>Сбор заявок на участие в интернет-консультациях по подбору кандидатов в СПЧ <a href="http://actualcomment.ru/news/44890/">стартовал 15 июля </a>и завершился 15 августа.</p>
<p>В прошлый понедельник рабочая группа СПЧ с участием представителей администрации президента рассмотрела 190 анкет, которые поступили от некоммерческих организаций, уполномоченных по правам человека и членов Совета. Были отобраны 83 кандидата.</p>
<p>В пятницу рабочая группа СПЧ рассмотрела претензии от 15 человек, которых не включили в список. Три претензии были удовлетворены. В список кандидатов включили активистку «Молодой гвардии "Единой России» Яну Лантратову, главу Российского Красного Креста Раису Лукутцову и бывшего «яблочника» Андрея Бузина. Таким образом, список претендентов увеличился до 86.</p>
<p>Среди утвержденных рабочей группой СПЧ кандидатов для общественных интернет-консультаций и возможного включения в состав СПЧ: известный врач Елизавета Глинка, правозащитники Валерий Борщев, Андрей Бабушкин, глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин, руководитель фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина, глава «Агоры» Павел Чиков, руководитель «Голоса» Лилия Шибанова, журналисты Павел Гусев, Леонид Парфенов, Николай Сванидзе, Александр Минкин и Максим Шевченко, член Общественной палаты Анатолий Кучерена, экс-политик Ирина Хакамада и другие.</p>
<p>Из числа кандидатов, в частности, исключили адвоката Владимира Жеребенкова, президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна, главу общественной организации «Офицеры России» Антона Цветкова, правозащитника Александра Брода, лидера «Федерации автовладельцев России» Сергея Канаева, главреда «Новых известий» и министра по информационной политике Подмосковья Валерия Якова, писателя Марию Арбатову.</p>
<p>Заявки отклонялись из-за нарушений в анкетах или отсутствия у кандидатов опыта в заявленной номинации.</p>
<p><a href="http://actualcomment.ru/done/1380/">Новый механизм подбора кандидатов в СПЧ через интернет-консультации утвержден 2 июля</a> на специальном заседании президентского Совета. Перед этим механизм был согласован на встрече членов СПЧ с представителями администрации президента.</p>
<p>Ветераны правозащитного движения - Людмила Алексеева, Борис Пустынцев, Валентин Гефтер, а также вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс заявили о выходе из СПЧ, не согласившись с новым механизмом подбора кандидатов.</p>
<p>Перед этим о выходе из президентского совета заявили 13 членов. В частности, в мае заявление о выходе из Совета подали 11 членов: Федор Лукьянов, Ида Куклина, Александр Аузан, Светлана Ганнушкина, Юрий Джибладзе, Татьяна Малева, Дмитрий Орешкин, Эмиль Паин, Елена Панфилова, Леонид Радзиховский и Алексей Симонов.</p>
<p>В знак несогласия с тем, как прошли выборы в Госдуму, в декабре президентский Совет покинули Ирина Ясина и Светлана Сорокина.</p>
<p>Людмила Алексеева сказала агентству, что может передумать, и остаться в СПЧ. «Если в Совете окажутся порядочные, толковые люди, я остаюсь. Если нет - я ухожу», - сказала она. </p>
Комментарии экспертов
<p> Я не знаю всех деталей и причин, по которым Александр Брод не попал в число кандидатов в Совет по правам человека, допущенных к общественному обсуждению.</p>
<p>Он является правозащитником со стажем, возглавляет Московское бюро по правам человека. В данном случае следование каким-то строгим формальностям не совсем правильно. У меня такое впечатление, что можно было бы этого случая и избежать. <br />
Что же касается самой этой протестной акции – мне сложно ее оценивать, но очевидно, что Александр Брод воспринял ситуацию как неправильное отношение лично к нему, и потому последовал такой эмоциональный ответ.<br />
<br />
В последнее время у нас бывали такие акции. Мы помним все, что в Астрахани депутат Шеин проводил такую голодовку, этот метод используют и другие.</p>
<p>Ситуация неприятная. Поскольку это Совет при президенте, то сам президент обладает вполне достаточными полномочиями, правами для того, чтобы в крайнем случае вмешаться в этот конфликт. В конце концов, именно президент определяет, кто является его советником. Поэтому я не исключаю и того, что эта ситуация может быть разрешена именно таким способом.</p>
<p>Даже если Александр Брод сейчас не попадает в состав тех, кто в данный момент проходит общественную экспертизу и потом в отобранные 39 человек, в конце концов, особым указом президент всегда вправе дополнить свой совет теми, кого он считает нужным.</p>
<p>Но в целом, говоря об этой ситуации, хочу подчеркнуть, что задача Совета – всячески способствовать развитию гражданского общества и соблюдения прав человека в России. Каждый человек на счету. Если человек может помочь, если человек зарекомендовал себя своей предыдущей деятельностью как профессионал в этой области, то пренебрегать такими людьми неправильно. Ситуация в связи с голодовкой Брода – поучительная. Хотелось бы, чтобы она не повлияла на репутацию Совета.</p>
<p>Наш Совет – один из наиболее значимых, если не самый значимый, среди всех президентских советов. Что может быть важнее нас самих? Ведь именно мы все представляем гражданское общество, именно наши права – та основа, на которой держится вся конституционная структура государства. Поэтому хотелось бы, чтобы эта неприятная ситуация разрешилась побыстрее.</p>
<p> Не очень этично с моей стороны комментировать ситуацию с Советом по правам человека, потому что я был членом этого совета, никакой реальной работы не делал и потому ушел оттуда. Мне как человеку, который добровольно вышел из Совета (причем вышел не без усилий, потому что я несколько раз писал о том, что хочу оттуда выйти), понять людей, которые готовы голодать, чтобы войти в этот объединение, очень трудно. По-моему, эта голодовка – бред.</p>
<p>Я с уважением отношусь к некоторым членам этого совета. Председатель совета Михаил Федотов старается сделать все, что может в пределах своих полномочий. <br />
Конечно, он чиновник, но он старается быть не просто либеральным чиновником, но и даже иногда выходить за пределы чиновной дисциплины. Тем не менее эффект от деятельности Совета, по-моему, совсем не такой большой, как его представляют СМИ.</p>
<p>Это такая либеральная говорильня, которая оттеняет решения власти. В слова «либеральная говорильня» я не вкладываю никакого осуждения. Либералы в России всегда умели только говорить. Часто они говорили разумные слова, иногда – неразумные. Но в любом случае, кроме слов, они ничего не делали. Поэтому, честно говоря, вся эта буря в стакане воды мне кажется не заслуживающей того внимания, которое ей уделяет СМИ. Но это понятно: Совет включает людей, известных СМИ, и каждое их движение тоже известно.</p>
<p>Возвращаясь к голодовке, скажу, что в данном случае это малопристойное поведение. Смысла я в нем никакого не вижу, кроме как обратить на себя внимание. Впрочем, может быть, у господина Брода найдутся какие-то другие, более благородные объяснения своего странноватого поведения.</p>
<p>Является ли голодовка в России действенным средством? Совершенно нет. У нас голодала уйма народу – кроме того, что привлекали к себе внимание СМИ, никакого другого эффекта они не добивались. Если цель их деятельности была привлечь к себе любимым внимание, то они ее добились, будь то депутат Шеин, будь то в свое время Рогозин с товарищами и целый ряд других голодовок.</p>
<p>Никто ничего с помощью голодовок не добивался. Вы с тем же успехом можете встать перед каменной стеной и голодать – но это если вы голодаете «для устрашения государства».</p>
<p>Если же это для того, чтобы подергать нервы правозащитникам, либералам и тому подобной публике, то, может быть, на них ваша голодовка какое-то впечатление и произведет. Все-таки вы будете стоять не перед каменной стеной, а перед группой беспокойных и нервных людей. Возможно, они как-то на вас отреагируют.</p>
<p>Но, в целом, еще раз хочу сказать, что, относясь с уважением к некоторым членам Совета, относясь с определенной симпатией к председателю Совета Федотову, я, тем не менее, затрудняюсь припомнить случаи, чтобы позиция Совета действительно сыграла какую-то реальную роль в каких-то значимых делах. Голодовки по поводу состава Совета, если они преследуют цель личного пиара – дело понятное, какая-то другая их цель мне непонятна.</p>
<p> Я уже неоднократно заявлял о том, что не согласен с принципами отбора кандидатов в Совет поправам человека. Я обращался к Федотову и выступал в СМИ. Начало сегодняшней акции - не личная обида из-за того, что мою кандидатуру отклонили по надуманным, ложным, возмутительным причинам. В такой же ситуации оказались десятки честных, добросовестных, добропорядочных общественников не только в Москве, но и в российских регионах, которые до сих пор не получили внятного объяснения, почему их кандидатуры отклонены. Рабочая группа напоминала междусобойчик, так как критерии отбора были абсолютно непонятные.</p>
<p>Поэтому я направил сегодня утром письмо Федотову с требованием отменить решение рабочей группы, прекратить интернет-обсуждения и провести заново отбор всех кандидатов открыто с участием независимых экспертов, с трансляцией в Интернете, с участием всех членов Совета. </p>
<p>Совет по правам человека - это не брежневское политбюро, где люди боятся прихода нового поколения, новых людей, независимого мнения. Поэтому надо, чтобы выборы прошли открыто и честно, а не сфальсифицированно с грубейшими нарушениями, недочетами. Хотя сам Федотов и товарищи неоднократно критиковали то, как проходят в России выборы, сами они показали, что выборы проводят нечестно. </p>
<p>На самом деле, есть много претензий к Совету по правам человека: он работал недостаточно эффективно, много было проблем. Сейчас, когда идет ротация Совета, его члены показали, что не готовы к обновлению, к контактам с общественниками. Моя акция будет продолжаться до тех пор, пока не соберется Совет, не будет рассмотрено мое заявление, заявления моих коллег. Уже есть попытки обжаловать через суд решения рабочей группы, отбирающей кандидатов в Совет. Многие трактуют наши действия как личную обиду, а на самом деле это общественное возмущение неадекватностью действий самого Совета и рабочей группы по отбору кандидатур.</p>
<p>Является ли голодовка единственным способом достучаться до власти, обратить внимание на проблему? Мы использовали уже все возможные методы, но Совет отмахнулся от десятка обиженных общественников, начали интернет-голосование, а люди получили либо отписки, либо их запросы полностью проигнорировали.</p>
<p>Есть, конечно, другие способы решать существующие проблемы. Иногда они срабатывают, а иногда приходится прибегать к таким крайним методам как голодовка. Наверное, данная голодовка - повод задуматься о кризисе российской правозащиты. Насколько в России вообще действенны голодовки? </p>
<p>Я не сторонник крайних методов, но считаю, что когда ситуация доходит до отчаяния, тогда приходится к этим мерам прибегать. Были в прошлые годы единичные факты, я не хочу, чтобы это стало традицией, не хочу, чтобы это стало единственным методом. И чтобы голодовки не стали единственным методом решения проблем, власть и общество должны услышать друг друга и должны настроиться на диалог, понимание и решение проблем граждан России.  </p>
<p> Людмила Михайловна Алексеева не отбирала кандидатов. Кандидаты выдвигались, а дальше шел отбор, который проводили совместно с рабочей группой и с представителями администрации.</p>
<p>Мы не выбираем кандидатов. Есть процедура, которую мы утвердили вместе с Советом и администрацией. Больше половины кандидатов точно прошли отбор.</p>
<p>У нас были кандидаты, которые выдвигались на правозащитную деятельность, например, от общественной организации любителей табака и трубок. Естественно, такие кандидаты не проходили просто по формальным показателям.</p>
<p>Совет формируется согласно регламенту. Комиссия работала открыто, в присутствии волонтеров. Это была не просто закрытая кулуарная рабочая группа.</p>
<p>Позицией Александра Брода я, откровенно говоря, удивлен. Он член Общественной Палаты, с которым мы очень плотно и долго работаем. Чем он руководствовался, принимая решение о голодовке, сказать сложно. У Александра Брода какая-то личная обида.</p>
<p>На работу Совета это ни в коем случае не повлияет. На работу Совета повлияют те люди, которые придут и начнут работать.</p>
<p>Людмила Михайловна всегда высказывает свое мнение очень корректно. У нас утверждено в регламенте: каждый член Совета имеет право высказывать мнение о том, готов ли он работать с конкретным человеком или нет. Поскольку мы формулируем это мнение для президента, мы можем совершенно спокойно сказать, что мы, например, с этим человеком работать не можем.</p>
<p>Я, допустим, сказал, что не буду работать с националистами. Я не смогу работать с этими людьми, потому что это, во-первых, нарушение - теряется смысл Совета по правам человека. Если бы это была Государственная дума или парламент, где должны быть представлены все точки зрения – пожалуйста, я понимаю, таков выбор общества, а в данном случае это не обязательно.</p>
<p>Совет обрел значимость благодаря Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Пять лет назад о работе Совета мало кто знал, и надеюсь, его работа будет продуктивной.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".