Статья
10 Февраля 2016 9:51

Кто им воспользуется

Созданный «Комитет 25 января» (он же клуб и т.п.) возбудил немало толков. Но нас, учитывая предвыборный год, интересуют только электоральные последствия возникновения этой неформальной организации. Окажет ли ее появление какое-то влияние на избирательный ландшафт в РФ? Возьмет ли кто-то на буксир комитетчиков, или, наоборот, они сами вытянут какую-то политическую силу?

В России публичная политика всерьез возможна только по инициативе сверху. Инициативы снизу не имеют никакого значения. Даже Б.Ельцин стал президентом только потому, что перед тем был 1-м секретарем МГК КПСС. Как писал один политолог – «народ альтернативы вне власти не принимает». «Комитет 25 января» – типичное проявление низовой активности. Причем не ширнармасс, а активности сетевой общественности, всякого рода сетевых «политологов», «экспертов» и публицистов. У них есть свой круг читателей, поклонников, но в целом, говоря ленинскими словами, «страшно далеки они от народа».

Конечно, в критические моменты и такого рода люди могут сыграть свою роль, и при том значительную. Стрелков, лидер движения «Новороссия» и один из главных участников встречи 25 января, например, участвовал в военных действиях в Донбассе, и был не подставной, а реальной фигурой. Правда, до своего появления там он был абсолютно не известен, и его публицистическая и реконструкторская активность являлась малозаметной. Однако в России революционных событий не предвидится, равно как и сколь-нибудь значительного раскачивания ситуации. Выборы, скорее всего, пройдут по консервативному сценарию, в рамках которого ситуация будет оставаться под контролем власти, а допущенные до электорального процесса партии – играть по правилам.

Комитет же позиционирует себя в качестве «третьей силы», противостоящей как Кремлю, так и «либералам», якобы готовящим революцию, и вот-вот готовым осуществить государственный переворот – «Дорогие соотечественники, на ваших глазах создается сверхлагерь, третья сила, движение тех, кто не может идентифицировать себя ни с властью, ни с прозападной либеральной группой Ходорковского-Навального. Оцените историческую значимость момента!» Такими заявлениями Комитет уже выбивается из рамок Системы, и понятно, рассчитывать на серьезное влияние на избирательный процесс не может.

Разумеется, претензии двух десятков блогеров и сетевых активистов (а во всех своих последних выступлениях тот же Стрелков постоянно ссылается на Интернет-троллей, на реакцию в Твиттере и т.д., тем самым показывая, что существует именно в пространстве глобальной сети) на то, что они представляют собой «Третью силу» – несерьезны. Из них более менее-менее известны Стрелков, Крылов, Калашников, Лимонов, Несмиян-Эль Мюрид, Просвирнин. И то – их известность сугубо специфическая. Стрелков должен был испытать это на себе, когда из народного героя, каким его пытался представить публицист Ольшанский (тоже примкнувший к Комитету) летом 2014 года превратился в персонажа, который, как выразился один современный писатель, ходит по маргинальным телеканалам и жалуется на то, как его обманом выгнали из Новороссии. Константин Крылов, позиционировавшийся как один из лидеров просвещенного национализма, принял участие в протестах зимы 2011-2012 года – и тоже убедился в недолговечности политической славы в современной России.

Тем не менее шумиха вокруг них поднята, и неким политическим капиталом они обладают. Воспользуется ли им кто-то? Ибо сами по себе комитетчики достигнуть ничего не смогут – у них нет выхода на мейнстримные СМИ, нет административной или финансовой поддержки, равно как и общественной. Сами они объявляют о том, что могли бы быть союзниками Кремля, по крайней мере, по части вопросов – борьбе с либералами, спасению Новоросии, или, хотя бы, ДНР-ЛНР. Но это предложение равнозначно союзу мух и орлов как в известной басне.

Поэтому стоит обратить внимание на то, к каким партиям смогут найти подход комитетчики. Ни одна из четырех парламентских партий с ними связываться не будет – по множеству причин, одна из которых – « у нас своих героев хватает». Присутствие в списках какой-либо из партий амбициозных и самостоятельных деятелей чревато множеством проблем, в том числе – затмеванием собственных лидеров (Зюганова ли, Жириновского или Миронова).

Шанс открывается поэтому только в случае использования Комитетом малых партий. И в этом смысле стоит поближе присмотреться к сотрудничеству одного из лидеров комитетчиков – Максима Калашникова с Партией Дела, в руководство которой он входит, и чьи медиа-ресурсы, в частности Рой ТВ, он сейчас активно использует для продвижения «Комитета 25 января» в информационном пространстве. Партия Дела, организованная предпринимателем Константином Бабкиным, хотя и не «светится» широко в медиа-пространстве, тем не менее, ведет активную GR-работу. Лидеры партии регулярно критикуют правительство за его экономическую политику, и ряд нашумевших выступлений в конце прошлого года на МЭФ был связан именно с ними. Также наблюдается осторожное сотрудничество Партии Дела с таким популярным общественным деятелем и политиком как Юрий Болдырев.

Решится ли Партия Дела на прямое включение кого-то из Комитета в свои предвыборные списки? Необходимо помнить, что по новым правилам участвовать в дебатах не смогут те, кто не баллотируется в депутаты. Таким образом, агитационные возможности комитетчиков будут ограничены. Думается, такие спорные либо одиозные, однозначно неприемлемые для Кремля фигуры, как Стрелков, Крылов или Лимонов, будут «зарублены». Однако тот же Калашников будет иметь шансы участвовать в выборах. Так что, возможно, усилия Комитета, в конечном счете, выльются в попытку его использования тем же Калашниковым, или же, говоря шире, Партией Дела для собственного промоушена. Других вариантов пока не просматривается.

Максим Артемьев специально для «Актуальных комментариев»

Другие статьи автора

____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".