Статья
17 Ноября 2015 14:55

Запад передал Путину ключи от сирийского кризиса

Президент Франции намерен в ближайшее время встретиться с коллегами из России и США, чтобы обсудить с ними объединение усилий в борьбе с терроризмом. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков подтвердил, что Франсуа Олланд готовится приехать в Москву до конца ноября. Визит французского лидера может способствовать выработке плана совместных действий по борьбе с «Исламским государством» (ИГИЛ), к чему давно призывает Москва.

Олланд активизирует борьбу с ИГИЛ

Олланд едет в Москву и Вашингтон, поскольку он намерен дать «безжалостный ответ» на террористическую войну, отмечает эксперт Фонда Анатолия Собчака Сергей Станкевич.

Политолог предполагает, что на встрече Путина и Олланда речь может пойти, например, о совместном штурме сирийского города Ракка, массированную бомбардировку которого на днях осуществили французские истребители. «Это неофициальная столица в Сирии «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация – ред.). Скорее всего, в ближайшие месяцы произойдет штурм этого города. И, вполне возможно, кроме французов в нем примут участие американцы и британцы. Западная часть антитеррористической коалиции намерена взять этот город. Это будет важная символическая победа над террористами ИГИЛ, которую увидит весь мир», – говорит он.

Лидеры ведущих западных стран должны показать своим гражданам, что они в состоянии отвечать на террористические атаки, подчеркивает Станкевич. «Если столица ИГИЛ будет взята, то после победы над террористами уже пойдет разговор о политическом урегулировании, о будущем устройстве Сирии», – отмечает собеседник «Актуальных комментариев».

Олланд работает на электорат

В то же время эксперты связывают визит Олланда в Москву не только с необходимостью договариваться по Сирии, но и с внутриполитическими обстоятельствами. Французскому президенту, рейтинг которого недавно побил очередной антирекорд, сейчас как никогда необходимо показать успехи во внешней политике.

«Олланд попал в сложное положение, в которое попадает любой политический лидер после такого теракта, – констатирует директор Института инструментов политического анализа Александр Шпунт. – Реальных инструментов для влияния на ситуацию у него нет, при этом общественное мнение требует знаковых жестов, которые могли бы хоть как-то показать, что власть в стране есть, и она совершает какие-то активные действия. Визит Олланда в Москву четко показывает, что он понимает настроения французов».

Со своей стороны журналист Николай Сванидзе замечает, что «если Олланд сейчас не продемонстрирует «мускулы», то его рейтинг упадёт еще ниже. «Поэтому он должен показать, что он мужественный лидер, и встреча с Путиным в данном случае идёт на пользу Олланду. Он показывает, что может разговаривать с такими, как Путин, и даже, может быть, в чем-то взять на вооружение путинские приемы», – говорит Сванидзе.

Роль России

Визит Олланда подтверждает ключевую роль России и лично российского президента в решении международных вопросов. «Приезд именно к Путину – это приезд к ключевой фигуре в ближневосточной игре на сегодняшний день. Это такой мандат Путину – «ты хотел рычаги в руки – вот они тебе», – говорит Шпунт.

Теракты в Париже побудили Запад прислушаться к России, а прошедший саммит G20 проиллюстрировал, что именно Москва может объединить усилия для борьбы с ИГИЛ. Уже для всех стало очевидным, что без участия Москвы эту проблему не решить. На встрече с Путиным во время саммита «двадцатки» даже президент США Барак Обама осторожно отметил «важность военных усилий» России в Сирии.

Таким образом, Путин, фактически возглавивший борьбу с «Исламским государством», достиг самого важного – признания неизбежности полноценного участия России в важнейших мировых процессах. Сейчас уже не только отечественные, но и западные СМИ признают: российский президент воспринимается в мировом общественном мнении как ключевой игрок мировой политики, с точкой зрения которого придется считаться.

«Практически Запад передал ключи от ближневосточного кризиса Путину. Пока неофициально, но передал. А дальше будут идти серьезные кулуарные переговоры», – прогнозирует Шпунт.

Политолог констатирует, что теперь вопрос заключается в том, сумеет ли Россия воспользоваться этим уникальным шансом, чтобы закрепиться на Ближнем Востоке. По мнению Шпунта, «все возможности для этого есть».

Изменение расклада сил

На прошедшем на днях саммите «двадцатки» Владимир Путин подтвердил готовность России к созданию международной коалиции по борьбе с террористической угрозой. Сейчас в Сирии действуют две коалиции, которые борются против ИГИЛ, почти не координируя действия друг с другом. Поэтому ключевой вопрос на повестке дня – выработка плана совместных действий на основе взаимных договоренностей.

Касательно того, повысится ли взаимодействие в борьбе с терроризмом между Россией, Евросоюзом и США, мнения экспертов расходятся. Станкевич, например, ожидает изменений в нынешней конфигурации. «Основную роль в антитеррористических действиях в Сирии сейчас играет Россия, и, естественно, активное включение Франции должно быть согласовано с Россией. Должны быть согласованы и действия на поле боя, и действия по политическому урегулированию, в частности, по созданию правительства национального согласия», – говорит политолог.

Есть и другая точка зрения – что о прямых совместных действиях России и западной коалиции говорить нельзя, и прежде всего – в силу разницы стратегических целей Москвы и Вашингтона. Скорее всего, стороны будут координировать усилия лишь в той степени, которая позволяет просто не мешать друг другу.

«После терактов в Париже ситуация в борьбе с терроризмом будет более жесткой, более конкретной. Но говорить, что визит Олланда приведет к резкому изменению конфигурации взаимодействия между Россией и ЕС, сейчас не приходится», – считает Сванидзе.

Шпунт, со своей стороны, также не ожидает серьезных политических последствий от приезда Олланда. По его мнению, никаких изменений в конфигурации Россия-ЕС не будет. «Поскольку Штаты являются конфигуратором западной политики, а Олланд – союзник уходящей администрации США, никакого серьезного изменения от Франции в ее поведении я не ожидаю», – отмечает политолог. По его мнению, поездка Олланда в Москву – это жест, настроенный исключительно на то, чтобы чуть успокоить французского обывателя.

Судьба Асада

В то же время нельзя не признать, что последние террористические акты стали триггером для сближения позиций Москвы и Запада перед общей угрозой. И если раньше главным камнем преткновения между Россией и Западом по сирийскому вопросу была позиция относительно судьбы президента Сирии Башара Асада, то после парижских терактов этот вопрос отошёл на второй план. Корректировка риторики как официального Парижа, так и Вашингтона свидетельствует, что темой номер один стала именно борьба с ИГИЛ, а не с режимом Асада. Требование ухода сирийского лидера перестаёт быть условием совместной работы.

«До сих пор и Франция в этом вопросе выступала с непримиримых позиций – что Асад должен уйти. Но сейчас, похоже, она сняла свои возражения и согласна на то, чтобы президент Сирии остался на весь переходный период у власти», – констатирует Станкевич. По его мнению, международным игрокам удастся выработать временное компромиссное решение, касающееся судьбы Асада. «Компромисс будет в том, чтобы Асад остался на весь переходный период, на 18 месяцев. В течение полутора лет нужно будет нанести военное поражение террористам в Сирии, создать правительство национального согласия, осуществить конституционную реформу», – говорит политолог.

Таким образом, вопрос о судьбе Асада отодвигается на более поздний срок, хотя требование о необходимости его ухода остаётся, указывают наблюдатели. «Когда в Сирии пройдут выборы, я думаю, что западные державы будут настаивать на том, чтобы Асад в них уже не принимал участия», – прогнозирует Станкевич. Со своей стороны Сванидзе подчёркивает, что «Европе и Западу в значительной степени плевать на Асада, но арабский мир не согласится на него, поэтому вслед за арабским миром не согласится и Запад».

Шпунт же полагает, что нынешнее смягчение риторики по Сирии – это тот максимум, на который Вашингтон сейчас готов пойти. «Да, Америка сделала резкий разворот, согласившись, что Асад – участник переговоров. Он перешел из разряда «террористов», который против своего народа применяет химическое оружие, в разряд тех, с кем надо договариваться, чтобы он ушел. Но нельзя требовать от Америки большего. Точно так же, как в ситуации, при которой российская военная операция в Сирии перестала быть для Запада военной операцией в поддержку Асада и против умеренной оппозиции. Теперь нет разговоров, которые были месяц назад – о разбомбленных госпиталях, о том, что военная операция России обязательно закончится неудачей. Но это предел, – убеждён политолог. – Дальше этого нынешняя американская администрация без признания своих прошлых ошибок продвинуться не сможет. А признать она их перед выборами не может».

__________

Читайте также:



Авторы:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".