Статья
23 Сентября 2015 11:54

План Порошенко – победа Донбасса?

Больше года прошло с того момента, как Верховная Рада Украины проголосовала за закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», более известный как «закон об особом статусе Донбасса».

Появление на свет этого документа стало возможным благодаря гибкости лидеров ЛНР и ДНР, вооруженные силы которых накануне провели успешное контрнаступление и оказались в шаге от взятия Мариуполя.

Несмотря на упреки и критику со стороны собственной «партии войны», Александр Захарченко и Игорь Плотницкий пошли на вариант, позволявший Киеву избежать непременного цугцванга. Например, согласились отказаться от прежнего курса на отделение в пользу широкой автономии, заменить многочисленные военные структуры народной милицией, провести свободные выборы по законам Украины и признать, в конечном счете, ограниченное верховенство киевских властных институтов.

Однако и прошлой осенью, и после подписания Минска-2, и сегодня, когда республики обозначили готовность к компромиссам, со стороны Киева раздаются заявления о том, что Донецк и Луганск «срывают минский процесс», а Россия «готовится к агрессии», остановить которую может то ли альянс Украины с НАТО, то ли ввод в страну миротворцев – ведь именно «Незалежная» «является восточным форпостом на линии евроатлантической цивилизации». Легко представить, как года через четыре, когда подойдет к концу президентский срок Порошенко, как логика развития ситуации, так и риторика Банковой останутся прежними. Тем более, что именно в этом состоит план нынешнего украинского лидера.

Масштаб личности самого Порошенко не позволил ему решиться на жизненно важные для сохранения единства страны реформы
Порошенко прекрасно понимает, что возможность сохранить лицо, которую он получил благодаря Минску-2, одновременно стала для него тяжелым бременем и испытанием. Предусмотренная соглашениями реинтеграция Донбасса должна была не только остановить военные действия, но и подтолкнуть перестройку всей украинской государственности, в идеале – породить цепную реакцию, итогом которой и стала бы фактическая федерализация страны. Для Меркель и Олланда, к слову, подобная перспектива выглядела вполне естественной платой Киева за неспособность иными путями решить донбасскую проблему.

Однако масштаб личности самого Порошенко не позволил ему решиться на жизненно важные для сохранения единства страны реформы. Вместо этого он выбрал традиционный для украинского политикума путь «петляния», о чем через некоторое время публично объявил устами своего советника Владимира Горбулина. Последним был сформулирован сценарий, якобы позволяющий Киеву достичь «максимальных результатов с наименьшими жертвами и потерями» и подразумевающий «постоянный переговорный процесс, без окончательного фиксирования результатов; наращивание военного потенциала Украины и постепенный переход от пассивной обороны к активной; рост интенсивности международных санкций и изоляции России».

Читайте также Донбасский календарь

С тех пор украинская дипломатическая стратегия практически не отклонялась от координат, заданных ей планом Порошенко-Горбулина. Что любопытно, озаглавлен он был как «сценарий «ни мира, ни войны» (иронический настрой авторов легко можно поддержать, предложив провести следующие мирные переговоры не в Минске, а в Бресте).

Действия Порошенко и его команды в долгосрочной перспективе наносят украинскому руководству куда больший урон, чем его донбасским и российским оппонентам
У некоторых российских наблюдателей раскрытие Киевом карт вызвало почти паническую реакцию. Например, политолог Михаил Ремизов назвал складывающуюся ситуацию «убийственной для республик и неблагоприятной для Москвы». По прошествии времени необоснованность подобных пораженческих (при всем уважении к Ремизову) настроений стала очевидной.

Действия Порошенко и его команды в долгосрочной перспективе наносят украинскому руководству куда больший урон, чем его донбасским и российским оппонентам.

Во-первых, постоянное балансирование на грани войны с ДНР и ЛНР, предполагаемое киевскими стратегами, лишь на бумаге сочетаемо со структурными экономическими реформами и возрождением промышленности страны. В реальности одновременная модернизация вооруженных сил и попытка вывода экономики из преддефолтного состояния несовместимы, а стремление угнаться за двумя зайцами неизбежно приведет лишь к одному закономерному результату – вступлению в новую фазу и без того нарастающего кризиса доверия к власти.

Во-вторых, целенаправленное замораживание конфликта поставит крест на мечтах сторонников евроинтеграции о форсировании курса на вступление Украины в ЕС и НАТО. Существование на юго-востоке потенциальной горячей точки на десятилетия застопорит диалог Киева с Брюсселем; следовательно, вероятность «третьего Майдана», выглядящая сегодня относительно невысокой, резко возрастет, а на первый план выйдут либо радикалы, либо политики, способные предложить достойный вариант урегулирования конфликта.

В-третьих, бесконечное затягивание мирного процесса способно привести к тому, что проукраинский консенсус в Европе начнет размываться, а инициаторов нынешнего курса ЕС на поддержку Украины «любой ценой» сменят более прагматичные и склонные к компромиссам лидеры наподобие Николя Саркози или даже Джереми Корбина. Соответственно, и очередные раунды переговоров начнут проходить в куда менее комфортных для Киева условиях.

Но правда и в том, что ожидание краха «плана Порошенко» может затянуться надолго – если его не ускорит дипломатическая активность Москвы, явно готовящейся скорректировать свой курс на украинском направлении.

Читайте также Показательный арест

На сегодня Кремлю, по большему счету, остается выбирать из нескольких базовых сценариев. Первый из них заключается во временном смирении с карабахско-приднестровским вариантом урегулирования. В этом случае России придется на некоторый период взять на себя дальнейшее содержание ДНР и ЛНР, попутно воздействуя с использованием механизмов «мягкой силы» на украинскую внутриполитическую ситуацию – и без того крайне нестабильную и шаткую.

Пытаясь навязать России и республикам Донбасса игру по собственным правилам, Порошенко не учитывает тот факт, что у Кремля есть инструментарий глобального масштаба для формулирования альтернативной повестки дня
Неспособность Порошенко консолидировать вокруг себя представителей местного политикума уже не вызывает сомнений; даже ограниченная децентрализация страны будет использована различными олигархическими группами для перехвата контроля над регионами; рейтинги президентского блока продолжают падение, а правящая коалиция близка к дезинтеграции.

По всей видимости, шанс на изменение расстановки сил на украинской политической сцене и появление в правительстве или даже администрации президента новых, более сговорчивых и адекватных реальности фигур, достаточно велик. Казалось бы, остается лишь запастись терпением и подождать.

Но ключевой «камень преткновения» в случае с таким подходом заключается даже не столько в дополнительном обременении российских налогоплательщиков оказанием помощи Донбассу, сколько в отсутствии стопроцентных гарантий договороспособности даже тех оппонентов Банковой, что декларируют намерения договариваться с Москвой.

Читайте также Прямой диалог неизбежен

Сможет ли условный Сергей Левочкин, получив влияние на процесс принятия Киевом решений, пожертвовать симпатиями Виктории Нуланд ради успешных переговоров с ДНР и ЛНР? Как показывает вся современная история российско-украинских отношений, оценивать подобную возможность следует весьма осторожно.

Второй вариант состоит в оказании давления на Украину путем ограниченной эскалации конфликта республиками без какой-либо остро критической реакции со стороны Москвы. Такого рода приемы могут быть различными – проведение выборов в сепаратном режиме, интенсификация самостоятельного госстроительства, развитие дипломатической активности, в крайнем случае – организация не имеющих юридических последствий референдумов о присоединении к РФ (подобных приднестровскому референдуму 2006 года). Возможны и более радикальные шаги, вплоть до возвращения к лозунгам об «освобождении» подконтрольных Киеву районов Донбасса.

От Кремля в этой ситуации потребуется немногое: наблюдать за развитием событий и реакцией Украины, призывать стороны к диалогу и готовить компромиссные предложения для новой встречи «нормандской четверки». В конце концов, именно такая модель поведения позволила дважды – в сентябре прошлого и феврале нынешнего годов – усадить Порошенко и его представителей за стол переговоров.

Читайте также Захарченко назначил выборы

Проблема лишь в том, что «принуждение к Минску» в упомянутых случаях стало возможным лишь ценой боев под Иловайском и Дебальцево, а также нового витка «санкционной войны» России с Западом. На сегодняшний день деградация переговорного процесса не достигла дна и уж точно не требует проработки Донецком и Луганском военного сценария, тогда как невоенное давление на Киев может дать плоды лишь в долгосрочной перспективе.

Наконец, третий вариант подразумевает подталкивание Запада к новой, хотя бы частичной «перезагрузке» отношений с выводом украинского вопроса за скобки. Возможно, именно в этом ключе постепенно начнут развиваться события вокруг Сирии и противостояния «Исламскому государству».

Подобный поворот в отношениях РФ с Европой и США уже имел место 15 лет назад, когда кризис вокруг косовских и чеченских событий уступил место сотрудничеству в борьбе с терроризмом. Общественное мнение и настроения многих представителей элит в европейских столицах и Вашингтоне сегодня все больше склоняются к важности взаимодействия с Москвой на ближневосточном направлении.

Читайте также Россия – важный участник переговоров по Сирии

Умелое маневрирование Кремля, аналогичное дипломатическому триумфу двухлетней давности, вполне может оздоровить атмосферу в диалоге с Евросоюзом и Соединенными Штатами и снизить накал эмоций вокруг Украины. В результате предусмотренное «планом Порошенко» провоцирование Запада на введение очередных антироссийских санкций значительно затруднится; ослабнут и позиции застрельщиков новой «гонки вооружений» в отдельных странах НАТО, поддерживаемые щедрыми субсидиями от гигантов ВПК. Возможно, именно в этом случае Брюсселю и Вашингтону станет сложнее игнорировать демонстративное нежелание Киева выполнять условия Минска-2.

Пытаясь навязать России и республикам Донбасса игру по собственным правилам, Порошенко не учитывает тот факт, что у Кремля есть инструментарий глобального масштаба для формулирования альтернативной повестки дня. Возможно, именно в силу характерной политической близорукости украинского президента его план постепенно обернется стратегическим фиаско – и соглашаться Банковой придется на условия, куда менее благоприятные, нежели пресловутые положения минского соглашения.

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Антон Гришанов специально для «Актуальных комментариев» 

Все статьи автора 
1 Декабря 2016 Новости  Порошенко 2 года записывали на ручные часы Находящийся за пределами Украины нардеп Александр Онищенко заявляет, что передал США компромат на президента Петра Порошенко. Онищенко утверждает, что обвинения СБУ являются ответом на статью о «скупке» голосов в парламенте. 23 Ноября 2016 Украина и Донбасс  Украинцы не верят в Порошенко Президент Украины Петр Порошенко не способен остановить войну в Донбассе. Так считают почти 70% опрошенных граждан Украины, свидетельствуют данные опроса общественного мнения Киевского международного института социологии (КМИС) по заказу клиента. 22 Ноября 2016 Украина и Донбасс  Украинцы недовольны работой властей Большинство граждан Украины недовольны работой властей. Так, не одобряют работу президента страны Петра Порошенко 74,5% опрошенных. Работу премьер-министра Владимира Гройсмана категорически или скорее категорически не одобряет 71% украинцев.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".